Татьяна Козаченко: единственное оружие люстратора — публичность

Перегляди: 466

Чуть более года назад, 16 сентября, Верховная Рада приняла Закон «Об очищении власти», в народе называемый законом о люстрации

Он предусматривает увольнение с госслужбы и запрет занимать госдолжности для руководителей министерств и ведомств времен президентства Януковича, а также ряда других лиц, замешанных в преступлениях или участии в силовых акциях против Майдана.

В силу закон вступил в середине октября. Но до сих пор в системе исполнительной власти хватает людей, так или иначе причастных к установлению и поддержанию в Украине коррупционно-уголовного режима «Семьи» и готовых служить системе. О том, как они пытаются сохранить свои должности и доходы, кто и как сопротивляется проведению люстрации, каким образом удается добиваться увольнения одиозных личностей, в интервью ЛІГАБізнесІнформ рассказала директор департамента по вопросам люстрации Минюста, адвокат Татьяна Козаченко.

— Сколько человек уже уволено по Закону «Об очищении власти»?

— Многие ошибочно понимают сам смысл проведения люстрации. Ее главная цель — не уволить людей, а выполнить роль своеобразного фильтра, не допускающего на госслужбу лиц, не отвечающих определенным критериям. Поэтому увольняются по закону только те, кто на момент проверки находятся на службе, а в силу закона далее не имеют права иметь доступ к должностям, предусмотренным Законом «Об очищении власти». Сведения о людях, которые были уволены именно в связи с применением закона, вносятся в Единый государственный реестр. Отвечая на ваш вопрос — сейчас в реестре лиц, к которым применены запреты, насчитывается чуть более 770 человек. Но на самом деле людей, на которых распространяются запреты, больше, часть из них уже уволилась по собственному желанию, часть будет уволена в ходе проведения проверок.

— Какие именно критерии?

— Во-первых, это уровень должностей и занимание таких должностей определенный период времени, указанный в законе. В каждом госоргане разное количество должностей, подпадающих под действие Закона «Об очищении власти». Во-вторых, это люди, работавшие в КГБ или ГРУ, возглавлявшие ВЛКСМ Украины или занимающие должности от руководителей райкомов КПУ и выше. Третий критерий: срок пребывания в должности. Чтобы попасть под люстрацию, чиновник должен был занимать совокупно должности не менее года в период с 21 ноября 2010 года по 25 февраля 2014-го или во время проведения акций гражданского неповиновения, то есть с 21 ноября 2013-го по 24 февраля 2014-го, и не уволиться по собственному желанию. Четвертый критерий: имущественная проверка.

— По вашим подсчетам, сколько всего чиновников в Украине должно быть люстрировано? Арсений Яценюк упоминал миллион госслужащих…

— Это миф. Речь шла о проверке, а не об увольнении всех служащих. Точных подсчетов никто не проводил, нет органа, который должен обобщить эту информацию, поэтому сейчас Минюст по собственной инициативе составляет реестр люстрационных должностей и идентифицирует лиц, которые их занимали. То есть берем должность, отвечающую заданным в законе критериям, и отмечаем, кто и сколько времени ее занимал. Планируем представить полные списки на публичное обозрение.

Чиновники под прицелом

— Если говорить о центральных органах исполнительной власти, то кто именно должен быть уволен по люстрации?

— Общее правило — руководитель госоргана и заместители. Отдельно учитываются главы силовых ведомств: МВД, прокуратуры, а также налоговой и таможни, их территориальных органов. Все критерии в статье 3 закона, ничего более, исчерпывающий перечень. По периоду занятия должностей во время акций массовых протестов круг должностей ненамного, но шире.

— В чем различия?

— По обоим периодам под люстрационные критерии подпадают руководители центрального аппарата, руководители и их заместители структурных подразделений центрального аппарата органа, начальники и их заместители территориальных подразделений не ниже областного уровня, в том числе городов Киева и Севастополя. Также есть отдельная оговорка по Киеву — в уже упоминавшийся период гражданских протестов под люстрацию подпадают начальники и их заместители районных органов.

— Поясните на примере налоговой службы. Кого должны уволить?

— В основном тех, кто уже в бегах (улыбается). Руководителей налоговой, таможни, Министерства доходов и сборов, начальников и замов налоговой милиции, в том числе областей. Такая же раскладка по МВД и прокуратуре.

— В процентном соотношении сколько госслужащих из силовых ведомств подпадают под люстрацию?

— Вопреки расхожему мнению, это не какие-то колоссальные числа. По нашим подсчетам, по должностям уволены должны быть примерно 0,5% сотрудников МВД, 1,5% — ГФС, 3,5% — прокуратуры. Но большинство украинцев почему-то думают, что идет тотальная люстрация и будут сменены едва ли не все налоговики, милиционеры или прокуроры. Это не так: под люстрацией они понимают полное реформирование государственной системы, что явно выходит за пределы нашей компетенции. Люстрация решает вопрос запрета работать на госслужбе исключительно по критериям максимально объективного характера, это фильтр, выявляющий несовместимость с занимаемой должностью, а не установление виновных, что является прерогативой криминальной юстиции. Важно понимать, что люстрация не решает вопрос качества дальнейших кадровых назначений, за исключением тех, кому доступ временно ограничивается законом.

Камни преткновения

— Какие госорганы наиболее активно саботируют увольнение чиновников, подлежащих люстрации?

— Вообще-то, в той или иной степени в этом замечены почти все госорганы. Как правило, пытаются «спасти» человека или ряд лиц, занимающих высокие должности и имеющих доступ к принятию решений, бюджету. Логика понятна: многие заинтересованы сохранить сложившиеся коррупционные схемы, но сменить бенефициара. Примеров много.

Если говорить о конкретном органе, то сейчас по нарушениям лидирует Государственная фискальная служба: там случаев, когда подпадающий под люстрацию чиновник продолжает работать, больше всего.

— Есть какие-то наиболее вопиющие примеры игнорирования норм закона?

— В ГФС — это нынешняя глава налоговой Киева Людмила Демченко. Она еще в середине 2013 года была назначена на должность заместителя начальника ГНИ Печерского района Киева. В том, что она должна быть уволена по закону о люстрации, сомнений нет. Но руководство фискальной службы игнорирует закон: летом этого года глава ГФС Насиров назначил ее на должность первого лица налоговой службы Киева.

Другой вопиющий пример — исполняющий обязанности прокурора Киева Олег Валендюк. Он работал на руководящих должностях в прокуратуре в 2010—2014 годах, в том числе во время Евромайдана, то есть на него распространяются запреты занимать государственные должности. Но Генеральная прокуратура также закрывает на это глаза. Позже мы узнали, что такие нарушения стали возможными вследствие судебного решения, когда Окружной административный суд Киева обязал Генеральную прокуратуру воздержаться от увольнения данного лица. Решение было на полгода спрятано и не вносилось в реестр судебных решений. Но ГПУ и не подумала оспорить это решение и даже поощрила Валендюка повышением до прокурора Киева. Министерство юстиции обжалует данное решение, но дело уже несколько месяцев не назначается к рассмотрению в Высшем административном суде.

К нам в департамент регулярно приходит разная информация, мы ее изучаем, пишем запросы, обращаемся к руководителям госорганов. К сожалению, чаще всего — безрезультатно. И это печальное свидетельство того, что и нынешняя власть не заинтересована в качественном обновлении госаппарата, они хотят сохранить сложившуюся систему и управлять ею в ручном режиме.

— Можете назвать наиболее распространенные схемы, по которым госслужащие пытаются избежать увольнения?

— Самым «творческим» подходом к трактовке закона отличается ГФС. Для нас стало открытием, когда ГФС решила, что действие закона вообще не распространяется на все налоговые и таможенные органы до 2013 года. Они считают, что до этого времени — до создания Министерства доходов и сборов — ГНАУ не была госорганом, «формировавшим и реализовывавшим государственную политику». Мол, да, реализовывали, но не формировали, а поэтому закон на нас не распространяется. Встречались случаи уклонения от люстрации через получение статуса участника боевых действий. Но тут уже вопрос вне нашей компетенции, это сфера ответственности прокуратуры и правоохранительных органов. Люстрация действует, отдельные случаи саботажа только дополнительно показывают обществу проблемность системы и попытку защитить необходимых ей конкретных лиц.

Поддержка народа

— Как боретесь с подобными случаями?

— Запросы, публичные выступления, подключаем общественный совет при Министерстве юстиции, участвуем в судебных спорах.

— Другие варианты добиваться увольнения есть?

— Давайте размышлять вместе. Полномочий давить на руководство госоргана, не увольняющее чиновника, мы не имеем. Это компетенция соответствующего правоохранительного органа. Общество до сих пор не дождалось даже надлежащих результатов расследований известных трагических событий в стране.

История рассмотрения судебных исков тоже интересна. Суды приостанавливают процессы до тех пор, пока Конституционный суд не рассмотрит на соответствие Конституции некоторые положения Закона «Об очищении власти», либо выносят решения-индульгенции отдельным высшим чиновникам, фактически закрепляя за ними право пользования той или иной должностью.

— То есть шансов вообще нет?

— Я такого не говорила. Мы имеем отдельные случаи нарушений. Вопрос времени — и эти нарушения будут устранены. Фактически единственное наше оружие сейчас — публичность. Но это один из наиэффективнейших способов устранения нарушений. Чиновники очень не любят пристального внимания, не готовы к общественному порицанию. Также нам помогает Общественный совет при Минюсте.

Благодаря публичности все-таки происходят изменения, и недобропорядочным госслужащим все сложнее и сложнее удержаться на своих постах. Даже люди, которые по формальным критериям не подпадают под люстрацию, вынуждены под общественным давлением уходить «по собственному» желанию. Вспомните истории с увольнением замминистра МВД Чеботаря, заместителем генпрокурора Гузыря, генпрокурора Яремы или главы ГФС Билоуса. Когда такое было, чтобы под давлением общественности люди столь высокого ранга уходили?

— Довольно слабый и далеко не всегда эффективный инструмент — общественное мнение. Думаете как-то лоббировать усиление своих полномочий?

— Не своих, независимого органа, который должен будет завершить работу. В Раде сейчас лежит законопроект (№2695), предусматривающий его создание. В полномочия будет входить наложение административных штрафов за нарушение закона о люстрации, подача обоснованного заявления в правоохранительные органы, если закон не выполняется. Таким образом, руководители органов, саботирующие люстрацию, будут платить громадные штрафы или нести уголовную ответственность.

А судьи кто?

— Как происходит очищение судейского корпуса?

— По закону об очищении власти под люстрацию подпадают судьи, выносившие репрессивные решения во время акций гражданского неповиновения. Но сейчас эти функции — проверка судей — передаются по законопроекту 2695 во Временную следственную комиссию при Высшем совете юстиции (ВСЮ). Она будет рассматривать каждое решение каждого судьи и готовить документы для Высшего совета юстиции, что они уже и сделали по отношению к 46 судьям.

— То есть единственный критерий для отстранения судьи — его незаконные решения в период с ноября 2013-го по февраль 2014-го?

— На судей также в общем порядке распространяется требование о работе в КГБ/ГРУ, ВЛКСМ КПСС — критерии, о которых я говорила. Это же касается и судей, не прошедших имущественную проверку.

— По последнему критерию уже есть уволенные или отстраненные?

— Как это ни удивительно, но нет. Даже все 46 судей Верховного Суда успешно, без проблем прошли имущественную проверку. У ГФС и других контролеров никаких вопросов не возникло. По-моему, это красноречивый показатель того, насколько система «заинтересована» в самоочищении.

— Какие еще критерии увольнения судей?

— По закону должны быть уволены и судьи, не подавшие заявление о проведении люстрационной проверки или бывшие в соответствующий период членами Высшей квалификационной комиссии судей или ВСЮ. Сейчас в Министерство юстиции ВСЮ подано 59 пакетов документов с информацией о судьях, не имеющих права занимать свои должности.

Но нужно понимать, что для увольнения судей в Украине существует специальная и довольно сложная процедура. Представление на увольнение может подать только Высший совет юстиции, который не могли сформировать больше года. Поэтому даже судьи, желавшие уволиться по собственному желанию, не могли это сделать. Сейчас он начал работу, время покажет, насколько результативной она будет.

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code