Типовые схемы структурирования депутатского бизнеса

Перегляди: 291

Для сохранения контроля над бизнесом народным депутатам не обязательно числиться непосредственными номинальными владельцами своих компаний. Непрямой контроль над фирмой позволяет, оставаясь в рамках законодательства не афишировать бизнес-деятельность среди избирателей, оптимизировать налогообложение, защититься от рейдерских атак, а также усложнить задачи правоохранительным органам во время потенциальных антикоррупционных расследований

По результатам анализа выборки около 1500 связанных с депутатами украинских предприятий эксперты YouControl обнаружили наиболее популярные среди политиков схемы структурирования бизнеса.

Родственники

Регистрация фирм на родственников — традиционный и наиболее популярный среди депутатов способ непрямого контроля за бизнес-активами, поскольку практически невозможно доказать причастность политиков к получению выгоды от таких компаний. Главным преимуществом оформления «семейного подряда» является юридическое дистанционирование от бизнеса и генерированных им доходов. Несмотря на то, что в декларациях нардепы обязаны указывать доходы членов семьи, к последним политики относят лишь супругов и несовершеннолетних детей.

На самом деле объемы депутатских доходов, задекларированных родственниками, могут существенно превышать официально раскрытые суммы. Как показывают данные бизнес-поисковой платформы YouControl , бенефициарами многих крупных предприятий из орбит влияния депутатов являются их родители, братья, сестры, зятья, невестки, дяди и тети. Дополнительный плюс оформления бизнеса на родственников — меньшие риски захвата бизнеса по сравнению с партнерами, не связанными кровными узами.

Оффшорные компании

Оффшорные юрисдикции «разбросаны» по всему миру, но их суть сводится к тому, что выведенный туда бизнес дистанцирован от украинских властей, а налоговые расходы сведены к минимуму. Преимуществ оффшоров много: использование в качестве компаний-посредников при выводе средств для налоговой оптимизации, быстрое и свободное распоряжение валютными средствами без контроля «отечественных» надзорных органов, защита находящихся в Украине активов и заключенных контрактов международным правом, конфиденциальность информации об истинных владельцах, структурирование бизнеса.

За последние годы наблюдается устойчивая тенденция к повышению прозрачности оффшорных юрисдикций, в первую очередь — с целью борьбы с отмыванием преступных доходов, финансированием терроризма и другой незаконной деятельностью.

По словам Даниила Глобы, заместителя директора по правовым вопросам YouControl, принятая в мае 2015 года Директива Европарламента (ЕС) 2015/849 вводит строгие правила для провайдеров услуг (юристов, нотариусов, аудиторов, финансовых учреждений) при работе с оффшорами. С этой же целью многие западные государства ведут настоящую войну с т.н. «черными оффшорами» и внедряют практику заключения договоров о раскрытии информации с оффшорными территориями (к слову, в Украине такая практика пока отсутствует).

«Таким образом, использование оффшорных компаний для сокрытия доходов украинского „политического“ бизнеса с каждым годом становится все сложнее»,— считает юрист.

Венчурные инвестиционные фонды

Для сохранения личного контроля над бизнесом депутаты используют и вполне легальные способы, предусмотренные Законом Украины «Об институтах совместного инвестирования». Особенно популярен среди политиков такой специфический тип ИСИ как венчурные фонды в форме закрытых недиверсифицированных корпоративных инвестиционных фондов (ЗНКИФ).

Хотя с юридической точки зрения данный тип финансовых учреждений имеет полное право на существование в Украине, по своей экономической сущности венчурные фонды имеют мало общего с классическими западными фондами. Вместо инвестиций в инновационные стартапы отечественные венчурные фонды чаще всего используются в качестве юридической оболочки для структурирования бизнес-активов.

Например, участниками ЗНКИФ может быть один депутат или несколько его родственников, осуществляющих полный контроль и не имеющих стимулов к раскрытию информации. Фонды закрытого типа не принимают на себя обязательств по выкупу ценных бумаг до прекращения деятельности. Дополнительное преимущество венчурных фондов — оплата налога на прибыль после их закрытия, что позволяет выгодно реинвестировать прибыль в новые проекты, оптимизируя налоговые отчисления.

Структура активов венчурных фондов не диверсифицирована, поэтому они могут инвестировать средства без законодательных ограничений относительно вида активов, специализации приобретенных компаний, их кредитного рейтинга или «торгуемости» на бирже. Например, в отличие от публичных, венчурные фонды не обязаны размещать часть активов на банковских депозитах.

Согласно данным УАИБ, по результатам 1 квартала 2016 года в Украине насчитывалось 986 венчурных фондов с общей стоимостью чистых активов 193 млрд. грн., тогда как аналогичный показатель для всех остальных типов ИСИ составлял лишь 9,4 млрд грн.

На практике отечественные венчурные фонды зарекомендовали себя отличным инструментом для консолидации различных бизнес-активов «под одним зонтиком». В связи с этим для определения конечных бенефициаров такого рода предприятий, необходимо дополнительно узнавать имена владельцев фондов. С помощью поисковой платформы YouControl возможно выявить среди них представителей большинства парламентских фракций.

Более сложные схемы

Три наиболее распространенные схемы структурирования «политического бизнеса» — родственники, оффшоры и венчурные фонды — могут выступать в роли компонентов для более комплексных сетей контроля за собственностью. Типичной схемой владения предприятиями является оформление родственников в качестве уполномоченных лиц оффшорных и венчурных компаний, как показано на рисунке ниже.

Если в такую сеть добавить последовательные цепочки из дочерних компаний, перекрестное владение акциями и ряд связанных лиц, получим наиболее приближенную к реалиям картину собственности многих обеспеченных представителей народа в ВРУ.

Заключение

Используя возможности бизнес-поисковой платформы YouControl при исследовании депутатских бизнес-групп подтверждена склонность украинских политиков к непрямому контролю за бизнесом с помощью родственников и оффшорных компаний. Менее распостраненным способом структурирования бизнеса являются венчурные фонды. Обнаруженные схемы структурирования бизнеса общие для членов большинства фракций парламента. Опостредованное владение фирмами позволяет нардепам не афишировать личную заинтересованность в отдельных отраслевых законопроектах, скрывать лоббистские инициативы бизнес-партнеров, а также занижать суммы декларируемых доходов.

Адекватный анализ поданных нардепами деклараций должен базироваться на понимании методов структурирования депутатского бизнеса и тщательном исследовании цепочек собственников, ведущих к бенефициарам из большой политики. YouControl готов помочь общественным организациям повысить эффективность своих расследований и предоставить украинским компаниям лучший инструментарий проверки политических связей своих контрагентов.

Следует отметить, что все изложенные выводы в равной степени касаются как народных депутатов, так и прочих субъектов, на которых распространяется действие Закона Украины «О предотвращении коррупции».

Справка. Наличие бизнеса у родственников не является доказательством причастности депутата к управлению и получению выгоды от бизнес-активов, поэтому использованные в статье примеры стоит воспринимать лишь как свидетельства возможного с некоторой долей вероятности конфликта интересов.

 Источник: Дело
Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code