Тысячу лет, тысячу зим. Почему встреча Папы Римского и Патриарха Московского – это победа Кремля

Перегляди: 528

На Кубе состоялась первая в истории встреча глав Римско-католической и Российской православной церквей. РПЦ может смело записывать её себе в победный счёт: Кремль остался доволен  

Обстоятельства встречи — в гаванском аэропорту Хосе Марти, папа Франциск по пути в Мексику, патриарх Кирилл в турне по Латинской Америке — создавали впечатление случайности, незапланированности. Будто волею судьбы оказались два почтенных путника рядом, да и решили познакомиться поближе. Но нет, подготовка, как выяснилось, шла два года, а совместную декларацию начали разрабатывать ещё прошлой осенью. Слишком это серьёзное событие, чтобы пускать всё на самотёк.

На нейтральной территории

Для людей сторонних может показаться малозначащим, где должна была произойти встреча: главное же, что встретились! Но у православных тут своя историческая травма: поехал бы патриарх Московский в Рим — выходит, на поклон поехал, приехал бы Папа Римский в Москву — при­ехал, чтобы ублажили.

Куба подходит для встречи идеально. Вроде и католическая страна, но в несколько снятом виде после десятилетий социалистического правления, не поощрявшего культ. Добавьте традиционную дружбу с Россией. Составители совместной декларации глав двух крупнейших церквей нашли и другие удачные символы: «Наша братская встреча произошла на Кубе, на перекрёстке путей между Севером и Югом, Западом и Востоком. С этого острова — символа надежд „Нового света“ и драматических событий истории ХХ века — мы обращаем наше слово ко всем народам Латинской Америки и других континентов».

По такому случаю освободили от пассажиров целый терминал в аэропорту, и там в одном из помещений Франциск и Кирилл пожали друг другу руки, обнялись и троекратно приложились. «Мы — братья, то, что происходит сегодня, это воля Господа», — сказал папа.

Проговорили братья два часа.

А также сёстры

Считать православных братьями в Господе постановил ещё Второй Ватиканский собор, прошедший в начале 60-х, а вот для православных сама эта братская терминология звучит достаточно свежо, а для кого-то и неприемлемо. В Российской православной церкви нет единой позиции, являются ли католики еретиками, то есть их церковь спасения не даёт, а только вводит в заблуждение. В официальном общении церквей на термин «ересь» в отношении католицизма как бы наложен мораторий, но в православных богословских трудах и спорах он вполне в ходу. А какой из еретика брат? С еретиками нельзя молиться, принимать пищу и принимать у них дары. Кстати, Франциск и Кирилл при встрече дарами обменялись.

Интересно, что прежде чем побрататься, церкви посестрились. На одной из стадий межцерковного диалога, начатого в 1980 году, был принят документ (Баламандское соглашение 1993 года), в котором употреблён термин «Церкви-сёстры». Много по его поводу потом копий было сломано. Как-то сложно так сразу: вчера ещё в сторону друг друга не смотрели, а тут сразу сёстры…

Наказание Божие

Во всём спектре сложных эмоций, которые вызывают католики у православных, самое непростое отношение, пожалуй, к папе. Догмат о его непогрешимости и вселенская юрисдикция в своё время крепко поссорили церкви, и потому прямые контакты с ним очень осложнены для иерархов РПЦ. К тому же на этот счёт существует страшная-страшная история.

В 1978 году делегация Российской православной церкви во главе с митрополитом Никодимом пребывала в Ватикане по случаю интронизации Папы Иоанна Павла I. И случись же так, что сердце 48-летнего митрополита остановилось прямо во время аудиенции у папы. Иоанн Павел I ему тут же отходную молитву и прочитал. И сам умер через 22 дня от инфаркта.

Это не могло не породить кучу слухов и домыслов — об отравлении, о Господнем неудовольствии, явленном таким ужасным образом. «Конечно, всякая смерть есть тайна Божия, и является дерзновением судить, почему она случается в тот или иной момент и что она означает, но лично я (и, думаю, большинство православных) восприняли её как знамение Божие. Может быть, даже как вмешательство Божие, как неодобрение той спешки и увлечения, с которыми проводилось митрополитом дело сближения с Римом», — написал по этому поводу архиепископ Василий.

Представляете, каково после этого было встречаться с главой Ватикана Кириллу, который называет себя духовным чадом Никодима? А вдруг и правда проклятье?

Привет Украине

Пока никаких неприятностей с участниками встречи не произошло, зато с интересом изучается совместный документ, опубликованный по её результатам.

Он содержит ожидаемые вещи: раз уж встретились, значит, засвидетельствовали добрую волю к сближению и обменялись по поводу вещей, которые сближают. А сближает единая миссия нести веру в Христа, озабоченность случаями гонения на веру, а порой и мученичеством за неё, как это происходит с христианами Ближнего Востока и Африки. Ну и несколько параграфов в защиту традиционных ценностей, обычное для церкви дело.

И всё было бы достаточно мило и общо, если бы не ряд пассажей, имеющих непосредственное отношение к Украине.

Вполне в духе того самого Баламандского соглашения признаётся, что «метод „униатизма“ прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путём её отрыва от своей Церкви, не является путём к восстановлению единства». Это такой привет Украинской греко-католической церкви. А в следующем предложении говорится, что «церковные общины, которые появились в результате исторических обстоятельств, имеют право существовать и предпринимать всё необходимое для удовлетворения духовных нужд своих верных, стремясь к миру с соседями». Кто-то не обратит внимания, а греко-католики с обидой отметили: значит, мы не церковь, а лишь разрозненные общины.

Папа Франциск и патриарх Кирилл также выразили надежду, «что раскол среди православных верующих Украины будет преодолён на основе существующих канонических норм». Многие приверженцы Украинской православной церкви Киевского патриархата восприняли этот тезис как подачу в пользу РПЦ, — мол, это недвусмысленный укор отколовшимся от Москвы украинским церквям.

Ну и призыв к церквям «воздержаться от участия в противостоянии в Украине» украинское ухо больно режет: какое противостояние? С Россией? Остаться при этом в стороне?

«Не нужно драматизировать эту декларацию и преувеличивать её значение для церковной жизни. Мы пережили не одно подобное заявление. Наше единство и полное сопричастие с папой — предмет нашей веры, а не политического договора или дипломатической конъюнктуры»

Святослав

Глава Украинской греко-католической церкви

Кремль благословил

Пытаясь объяснить появление в декларации упомянутых пассажей, говорят о большей политической мастеровитости российской стороны, готовившей документ. Папа Франциск, дескать, больше сосредоточен на божественном, а земное — это по части Кирилла, ушлого политикана, он и протащил что хотел.

Вряд ли Ватикан заслуживает обвинений в политической нечуткости и недопонимании, просто там сочли возможным пренебречь деталями ради главного: выстраивания отношений с новым союзником. В мире, где либеральные ценности всё больше теснят традиционные, этим консервативным организациям полезнее держаться вместе. Украинские дела преходящи, церковь вечна — как-то так. А кто сказал, что Ватикан застрахован от глупостей?

В то же время Кирилл решает свою задачу. После того как завяла идея «русского мира», движение в сторону экуменизма, всемирного христианского единства, даёт РПЦ необходимый глобальный масштаб, а России, соответственно, так чаемое ею духовное величие. В то время как российские политики ищут союзников в западном мире среди самых реакционных и радикальных партий и движений, Российская православная церковь по своей линии готова выстраивать поддержку в тамошних клерикально-традиционалистских кругах. Между прочим, папа Франциск уже успел дважды принять у себя Путина: в 2013 году и прошлой весной.

Это и имеет в виду Порошенко, предупреждая Запад о стремлении Путина выстроить другую, альтернативную Европу со своими ценностями.

Характерно, кстати, что движение РПЦ навстречу Ватикану стало возможно именно сейчас. Известно, что римские понтифики давно изъяв­ляли свою готовность повидаться, а увиливали именно московские патриархи, видевшие большую опасность в продвижении католицизма на исконно православные территории. Теперь, когда Россия и политический Запад сильно друг к другу охладели, православные иерархи с благословения Кремля идут на сближение с католическими коллегами, не опасаясь, что прихожане массово побегут в другую веру.

Нет смысла сокрушаться по поводу вершащихся вокруг Украины замыслов. У Господа есть свои соображения в отношении нашей страны, и он ими ни с Франциском, ни с Кириллом, ни тем более с Владимиром Путиным не делится. Можно лишь выразить сожаление, что душок дешёвых политических расчётов сильно испортил впечатление от действительно исторической встречи. Увы, второй раз произвести первое впечатление нельзя.

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code