Украина поставила мировой рекорд в сфере финансов: интервью с Иваном Миклошем

Перегляди: 287

По мнению известного реформатора, в Украине перекрыты три самых больших источника коррупции

0_main_new.1514466636

Главный экономический консультант по реформам в Украине, известный словацкий политик и реформатор Иван Миклош в интервью сайту «Сегодня» рассказал об успехах, которые не видны людям, о «самом большом реформаторе Украины» и об основных новациях следующего года.

— Вы говорите, залог экономического успеха для Украины – в опережающем росте экономики. На следующий год нам прогнозируют 3% роста ВВП, а в ЕС будет около 2,5%. Значит, успех близок?

— В этом году рост ВВП Украины составит 2,5%, в следующем – 3%. Но этого недостаточно. В Европе рост ВВП небольшой, но в масштабах мира, глобальный ВВП, в будущем году вырастет на 3,5%. В Словакии, например, будет где-то +3,9%. Значит, только за нынешний и следующий год Словакия уйдет дальше Украины в развитии экономики. А надо, чтобы Украина росла быстрее, чем Словакия, Польша и другие европейские страны с развивающимися экономиками.

Хорошо, что мы уже имеем рост ВВП. Но надо, чтобы он составлял 6-7%. Украина имеет потенциал для таких показателей. Но они станут реальностью только когда будут реформы.

— Какие реформы Вы считаете самыми важными для экономического роста?

Первое и самое важное – сохранить то, что уже достигнуто. А достигнуто очень много в плане макроэкономической стабилизации. Люди обычно не понимают, что это, и они думают, что это не важно. Но это очень-очень важно. Без макроэкономической стабилизации невозможно иметь прогресс. Какие реформы уже сделаны и какие успехи достигнуты? Стабилизация валюты. Снижение инфляции. Очистка банковского сектора, который находился в очень сложной ситуации. Снижение дефицита публичных финансов (бюджета. – Ред.). Если в 2014 году дефицит был огромный, на уровне 10% ВВП, то уже в 2015-м он снизился до 3%. Добиться такого результата было чрезвычайно тяжело, но Украина сделала. И это огромное достижение. Я даже думаю, что Украина поставила мировой рекорд по темпам снижения дефицита публичных финансов.

Сейчас очень важно удержать достижение. Потому что, когда есть риск ухудшения этого показателя, прогресса не будет ни в каких областях. Опять начнется инфляция, и ничего хорошего уже не будет. Пока Украине удается держать показатель где-то на уровне 2,5% ВВП, и это тоже очень хороший результат.

Второе. Люди обычно тоже удивлены, когда я об этом говорю, но Украина имеет очень большие достижения в борьбе с коррупцией.

— В самом деле?

— Это действительно так. Достижения в борьбе с коррупцией есть, и очень большие. Но не в наказании за коррупционные действия – в этом как раз, к сожалению, успехов пока нет. Но успех есть в сокращении простора для большой коррупции.

Например, впервые произошла поднятие цен на газ для населения до рыночного уровня. Это был очень сложный шаг в социальном и политическом смысле. Но вместе с тем очень важный в плане сокращения простора для коррупции. Что произошло? Раньше, когда газ для населения стоил только 12% от рыночной цены, многие олигархи покупали газ как для населения, а потом продавали его промышленности или за рубеж по рыночной стоимости. Тем самым они воровали миллиарды долларов из государственного бюджета. Эта схема была закрыта.

Банковский сектор. Каждый второй банк, если не большинство, работали только как «стиральные машины» для «отмывания» денег. Собственники учреждали банк, принимали деньги от людей и от компаний, а потом выдавали из этих денег кредиты своим компаниям. А когда те не возвращали деньги банку, покрывать недостачу вынужден был Фонд гарантирования вкладов. А это – государственные деньги, деньги налогоплательщиков, и их, опять же, получали те, кто связан с банком. Значит, опять воровали.

На сегодняшний день закрыто 80 таких банков. Нацбанк ужесточил правила для тех, которые продолжают свою деятельность. Банки были вынуждены повысить капитал из собственных средств, и воровать так, как раньше, им уже невозможно.

Третий самый большой источник коррупции, который был перекрыт, – государственные закупки. ProZorro – это уникальная, очень эффективная система, которая, опять-таки, сократила простор для коррупции.

Итого, из источников большой коррупции остался только один. Я не говорю, что нет коррупции в других областях, но из самых больших источников коррупции остался только один: государственные предприятия. К сожалению, там прогресса никакого нет.

И опять же, возвращаясь к вопросу, удовлетворен ли я работой в Украине. Я доволен, что три самых больших источника коррупции были перекрыты. Но я очень недоволен, что нет никакого прогресса в приватизации госпредприятий. Здесь нулевой прогресс!

_dsc0005

Фото: Л. Князька-Ханова/"Сегодня"

— Но Кабмин уже презентовал программу приватизации, подготовлен новый закон…

— Знаете, большая приватизация была в программе всех трех правительств. Правительство Владимира Гройсмана тоже имеет это в программе. Но прогресс до сих пор нулевой.

Да, правительство сделало уже некоторые шаги. Подготовило законопроект, парламент рассмотрел его в первом чтении. Когда новый закон о приватизации вступит в силу, это действительно может сдвинуть процесс с мертвой точки. Потому что одна из причин, почему не было прогресса, – очень плохие законы о приватизации.

Но очень важно, чтобы новый закон был принят именно в таком виде или почти в таком, как предложило правительство. Потому что ко второму чтению там есть сотни правок. Более 700! И многие из них делают новый закон бессмысленным, они возвращают ситуацию к той, которую имеем сейчас.

— Даже если закон будет принят, удастся ли, по-Вашему, привлечь инвесторов на наши госпредприятия? Пока притока инвесторов не наблюдается ни в одной из отраслей украинской экономики…

— Да, самая важная предпосылка роста, более высокого роста экономики, – инвестиции. Причем должны быть прямые зарубежные инвестиции. Они до сих пор почти не приходят. Почему? Я вижу три главные причины.

Первая – отсутствие верховенства права. Инвесторы должны быть уверены, что их права будут защищены. Значит, нужна судебная реформа. Нужно снижать злоупотребления силовых органов. Что-то в этой области было сделано. Через дерегуляцию, через новый закон (закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты об обеспечении соблюдения прав участников уголовного производства и иных лиц правоохранительными органами во время осуществления досудебного расследования», который получил неофициальное название «маски-шоу стоп», вступил в силу в начале декабря. – Ред.).

Но этого мало. Очень важно довести до конца судебную реформу. На сегодня в Украине реформирован только Верховный суд, он должен работать по новым правилам. Но надо еще менять и другие суды.

Вторая причина. Недостаточные усилия по началу приватизации. Я думаю, что закон будет принят. Но этого не достаточно. Надо, чтобы был начат именно процесс. Подготовлены постановления, регламентирующие, как организовать этот процесс, налажено сотрудничество с Фондом госимущества. Госпредприятия сегодня – это источник экономической и политической коррупции, источник неэффективности. Пока они существуют как госпредприятия, не будет никаких инвестиций. Но если мы начнем продавать эти предприятия, можем получить стратегических, профессиональных инвесторов и для больших предприятий, которые принесут не только деньги в государственный бюджет. Они принесут также в Украину новые технологии, откроют для украинского бизнеса новые рынки. И они же закроют источники коррупции. Потому что в их интересах, чтобы в этой сфере не было никакой коррупции, чтобы прибыль их предприятий была высокая.

Это не теория. Так произошло и в Словакии, и в других странах, где приватизация сработала.

И третья причина отсутствия инвесторов – это земельная реформа. Отсутствие земельной реформы – одна из основных причин, почему нет инвестиций, почему нет развития в регионах, нет развития малого и среднего бизнеса.

Это очень странная ситуация, это просто ужас, что частные собственники, 7 миллионов людей, которые имеют по 4 гектара каждый, не могут делать со своей землей то, что они хотят. Это противоречит Конституции, я убежден!

Но не только. Это очень вредно и для страны, для ее экономики. Что они сегодня могут сделать со своей землей? Только отдать в аренду большим агрохолдингам. Поэтому цена очень низкая. А когда будет конкуренция, когда у них будет возможность подавать землю, вести на ней собственный бизнес, цены пойдут вверх. И на продажу, и на аренду земли. И это в интересах мелких собственников.

Кроме того, в результате земельной реформы мелкие собственники получат возможность отдавать свою землю под залог банку. Они смогут получить кредит и начать собственный бизнес. Не обязательно в сельском хозяйстве, а где захотят. Их земля позволит им получить стартовый капитал. А пока мораторий не отменен, у них такой возможности нет. Они только могут отдать свою землю в аренду.

— Хочу вернуться к реформе банковского сектора. Как вы оцениваете работу Нацбанка? Насколько влияет на ситуацию отсутствие его главы?

— Что касается отсутствия руководителя – это нехорошо. Знаете, когда руководитель избран в парламенте, он имеет более сильную позицию. Потому что снять его может тоже только парламент. А когда руководитель назначенный, его позиции слабее, потому что его можно снять каждый день.

Но с другой стороны, я хочу сказать, что НБУ является самой реформаторской институцией в Украине. Столько реформаторской работы, сколько сделал НБУ, не сделала никакая другая институция. Я очень позитивно оцениваю работу Министерства финансов, которое тоже сделало очень много за последние 4 года. Позитивно могу оценить работу Минэкономики в некоторых областях.

Большинство перемен произошли во время руководства Гонтаревой. Но посмотрите, что популисты сделали с ней! Они сделали из нее самого большого врага украинского народа. Это не так. Я не говорю сейчас о каких-то конкретных решениях. Не говорю, что все было идеально. Когда кто-то делает что-то настоящее, он допускает и ошибки. Но если говорить в целом о том, что было сделано в плане необходимых реформ – НБУ может быть хорошим примером для всех, как нужно продолжать реформы.

— Какие реформы, на Ваш взгляд, могут реально произойти у нас в 2018 году?

— Реально – должна пройти судебная реформа. Суд третьего уровня, Верховный, уже реформирован. Начат процесс формирования новых судов первого и второго уровней. Но самая важная часть судебной реформы – это Антикоррупционный суд. Мы уже имеем НАБУ, которое хорошо работает. Но когда независимые расследователи не имеют возможности добиться результата, когда в стране нет независимого антикоррупционного суда, невозможно ожидать результатов.

_dsc0066

Фото: Л. Князька-Ханова/"Сегодня"

Я считаю, есть реальные шансы, что антикоррупционный суд появится в 2018 году. Это одно из условий МВФ. Вместе с законом о приватизации и цене газа.

Произойдет ли земельная реформа – увидим. Я думаю, да. Потому что открытие рынка земли – это тоже условие МВФ. Сначала это было условие для ближайшего транша, но потом его перенесли на следующий транш. Пока парламент продлил мораторий на продажу земли. Но когда будет подготовлен новый закон, мораторий можно и отменить. А закон может появиться в будущем году.

Еще одна область, где пока очень мало прогресса, – энергетика. В энергетике надо открыть рынок для конкуренции. Как внутренней, так и зарубежной. Конкуренция создаст условия для снижения цены.

И это принцип: надо, чтобы во всех областях, где возможна конкуренция, рынки были открытыми. А там, где конкуренция невозможна, где имеется естественная монополия, должна быть профессиональная регуляция.

В энергетике Украина уже имеет регулятора – НКРЭКУ (Национальная комиссия по регулированию в сферах энергетики и коммунальных услуг. – Ред.) Но регулятор не имеет членов наблюдательного совета, а значит, не может работать. То есть он зависим от такого рода обстоятельств. А надо, чтобы регулятор был действительно независимым и профессиональным. Тогда он сможет так же независимо и принципиально работать.

Следующая область, где необходимы реформы, это государственное администрирование. Дерегуляцию нужно продолжать. Более 3000 регуляторных актов уже отменены, но есть еще огромный простор для продолжения дерегуляции. Везде, где это возможно, нужно отменить регуляцию. А где она необходима, сделать ее жесткой и профессиональной.

— Иван, говоря о реформах, Вы сказали, что они пройдут, потому что это требование МВФ. В обществе сейчас ведутся дискуссии, нужно ли нам так уж безусловно выполнять эти требования. И вообще, не пора ли слазить с «кредитной иглы», поскольку государственный долг Украины, по всем критериям, уже достиг критического уровня.

— Да, популисты часто говорят: это выгодно Вашингтону, Валютному фонду, но не Украине. На самом деле, это не так. Государственный долг Украины действительно огромный, но, если рассматривать его как долю в ВВП, он в последние два года снижается. Медленно, на 2-3%, но это очень важно. И снизится еще больше в следующем году.

Почему Украине очень важно продолжать сотрудничество с МВФ и Евросоюзом? Потому что без помощи международных финансовых структур будет невозможно удержать ту макроэкономическую стабильность, о которой я говорил в самом начале. И что самое важное – между требованиями МВФ и интересами украинцев нет абсолютно никакого противоречия! Что требует МВФ от Украины? Провести реформы. Реформы – залог экономического роста, а значит, гарантия того, что Украина сможет вернуть кредит. Но разве экономический рост не в интересах украинцев? Тут нет никакого противоречия, потому что благосостояние людей растет только тогда, когда растет экономика.

— А как Вы относитесь к замене налога на добавочную стоимость налогом на выведенный капитал, по поводу которой тоже ломаются копья?

— Я не сторонник такой замены. И скажу, почему. Ясно, что цель такой замены – направить больше денег на внутренние инвестиции. Чтобы ресурсы не выводились за рубеж, а оставались в компаниях и работали на экономику Украины. Это так называемая эстонская модель. Но она работает только тогда, когда в стране есть эффективная система администрирования налогов и контроля. А когда эффективного администрирования нет, при такой модели открывается широкий простор для злоупотреблений. Именно поэтому я был бы осторожен с переходом к налогу на выведенный капитал. Потому что этих денег не будет в бюджете, будет потеря около 40 млрд грн. А если проблему попытаются решить повышением других налогов, это будет очень плохо. Так что нужно сначала улучшить администрирование и контроль, чтобы не было злоупотреблений. И снизить расходы бюджета. А вот когда эти условия будут выполнены… Но я не уверен на 100%, что они будут выполнены.

Источник Сегодня

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code