Украина в тени: можем ли мы позволить себе (не)официальные зарплаты

Перегляди: 308

Украинские работники считаются высокообразованными и умелыми, предприимчивыми, трудолюбивыми и способными работать на нескольких работах в одно и то же время. Тем не менее, за рубежом Украину воспринимают как бедную страну, непривлекательную для работников из развитых стран

Размер зароботной платы украинцев становится ощутимым, когда мы едем за границу и (пытаемся) позволить себе кофе, ужин в ресторане и абонемент в спортзал. Конверсия нашей валюты в евро и доллары во Франции или США, скорее всего, была бы незаметной, если бы соотношение было по крайней мере вдвое больше. Например, если мы платим, допустим, 20 грн за эспрессо в обычном киевском кафе и 3 евро за тот же эспрессо в Париже (что равно 90 грн или четырем украинским эспрессо), есть над чем подумать: зарабатываем ли мы достаточно в Украине для того, чтобы быть способным платить по счетах за границей? И в чем причина этой разницы?

Международная организация труда (МОП) сравнивает зарплаты в разных странах по паритету покупательной способности (ППС) и указывает, что средняя зарплата в развитых странах в 2014—2015 гг. была на уровне $(ППС) 3000, а в развивающихся экономиках (к которым принадлежит Украина) — $(ППС) 1000, в то время как средний показатель в мире равнялся $(ППС) 1600 (МОП, 2014). Таким образом, украинцы зарабатывают по крайней мере в три раза меньше, чем французы или немцы.

Размер средней зарплаты в развивающихся экономиках медленно приближается к уровню средней зарплаты в развитых экономиках. Во время этого переходного периода в развивающихся экономиках зарплаты действуют как ключевой компонент стратегии снижения бедности и неравенства. В то же время в Украине фиксируется один из самых высоких темпов роста реальной зарплаты среди переходных экономик — 14,4% в 2012 и 8,2% в 2013 (МОП, 2014), хотя в 2014 и 2015 реальная зарплата снизилась на 6,5% и 20,2% соответственно (ГССУ, 2016). Индекс Джини измеряет степень отклонения распределения доходов (или расходов) людей или домохозяйств от идеально ровного распределения. Индекс Джини в Украине равняется 24,6. То есть в Украине распределение доходов между бедными и богатыми не является неравным (Всемирный банк, 2013), что можно частично объяснить недекларированием доходов более богатыми лицами.

Поэтому в конце тоннеля виден свет, но это не так очевидно, поскольку стабильно большое число украинцев решает эмигрировать. Украина занимает седьмое место среди стран, с которых больше всего эмигрируют. 5,5 млн международных мигрантов родом с Украины (Migration Policy Institute, 2013). Очень разочаровывает то, что украинский эмигрант обычно молодой (менее 30 лет), с высшим образованием, неженат или разведен (Международная организация миграции, 2011). Есть основания утверждать, что эти молодые и образованные украинцы, которые могли бы сделать значительный взнос в развитие нашей страны, эмигрируют для того, чтобы зарабатывать больше (поскольку именно связанные с работой причины доминируют среди причин эмиграции, согласно исследованию Всемирного банка Ukrainian Longitudinal Monitoring Survey (ULMS) за 2007 год). И действительно, их доходы за рубежом намного превышают зарплаты в украинской экономике (Кириленко, 2011).

Возможно, имеет значение не то, сколько мы зарабатываем, а насколько мы довольны своей жизнью? Однако восприятие удовлетворения жизнью в Украине одно из самых низких среди переходных стран. Его показатель равнялся 3,85 в 2006 году (где 1 — самый низкий, а 10 – самый высокий показатель) и 3,62 в 2010 году (согласно с опросом Life in Transition, EBRD). Как в 2006, так и в 2010 годах Украина была внизу списка из 25 стран. Это кщк раз подтверждает то, что украинцы очень недовольны уровнем зарплат в стране.

Когда идет речь о получении работы, если рынок труда еще не достаточно развит, имеют значение барьеры для входа/выхода и стоимость регистрации. Поэтому неофициальное трудоустройство является значительным, если не наибольшим вызовом для Украины. Неофициальное трудоустройство людей в возрасте от 15 до 70 лет в нашей стране выросло от 14,8% до 22,3% (4,7 млн лиц) за 2000—2007 гг. Доля неофициально работающих частных предпринимателей («физических лиц») в 2014 году поражает и равняется 72,7% от самозанятых, а доля неофициально трудоустроенных наемных работников равнялась 16,1% (ГССУ, 2015). Интересно то, что присутствие неформальной занятости на украинском рынке труда уменьшается с ростом полученного уровня образования как мужчин, так и женщин (ETF, 2009).

Если мы считаем участников рынка умными и эффективными в принятии решений, мы должны обратиться к теории человеческого капитала (human capital theory), которая рассматривают рабочую силу как «конгломерацию не похожих между собой индивидуумов, которые отличаются по уровню производительности» (Mincer, 1974). В этом значении, инвестиции в человеческий капитал должны служить основным фактором изменения распределения доходов. И те профессии, которые требуют более тщательной подготовки, будут получать лучшую оплату труда (Teixeira, 2006).

С целью проанализировать доходы украинцев были использованы данные опроса Ukrainian Longitudinal Monitoring Survey (ULMS), которое является статистически репрезентативным населению Украины трудоспособного возраста. Было определено пять категорий населения за трудоустройством: занятые в формальном секторе, занятые в неформальном секторе, самозанятые в формальном секторе, самозанятые в неформальном секторе, безработные. Анализ статистических данных показал, что доход значительно отличается между этими пятью категориями, что подтверждает неравенство вознаграждения за труд. Наивысшим является показатель самозанятых в формальном секторе (1733 грн), дальше — самозанятые в неформальном секторе (989 грн), занятые в формальном секторе (916 грн) и ниже всего — занятые в неформальном секторе (798 грн). В 2007 году минимальная зарплата в среднем равнялась 440 грн. Доходы является неровно распределенными также внутри каждой из категорий. Наибольшая дисперсия доходов фиксируется среди самозанятых в формальном секторе с медианным значением 1000 грн и стандартным отклонением 2341 грн, которое вдвое превышает величину дохода. Самой низкой дисперсия доходов является среди занятых в формальном секторе.

Работниками с наивысшим образовательным уровнем являются самозанятые в формальном секторе или занятые в формальном секторе (14 и 13 лет образования соответственно). Интересно то, что образовательный уровень безработных не ниже, чем у представителей неформального рынка труда.

Мы показали, что в Украине уровень вознаграждения в этих сегментах существенно отличается. Таким образом, скорее всего, не важно то, насколько вы талантливы, трудолюбивы и амбициозны, пока рынок труда развит недостаточно для того, чтобы предложить более сопоставимые зарплаты для формальных и неформальных рабочих, а также более высокие зарплаты, для того, чтобы быть конкурентоспособнее, когда мы пересекаем границу.


Источники

[1] European Training Foundation. (2009) ENPI 08-14 Black Sea Labour Market Reviews. Ukraine Country Report. Retrieved fromhttp://www.etf.europa.eu/pubmgmt.nsf/(getAttachment)/0305917BB9684A9FC125755F00460682/$File/NOTE7PBGXZ.pdf

[2] International Labour Organization. (2014) Global Wage Report 2014 / 15 Wages and Income Inequality. Gene: International Labour Organization.

[3] Migration Policy Institute. (2013) International Migration Statistics. Retrieved fromhttp://www.migrationpolicy.org/programs/data-hub/international-migration-statistics

[4] Mincer, J. (1974) Schooling, Experience, and Earnings. National Bureau of Economic Research, 167. Retrieved from http://papers.nber.org/books/minc74-1

[5] Teixeira, P. (2006). Jacob Mincer and the Centrality of Human Capital for Contemporary Labour Economics, 1–17. Retrieved from http://economix.fr/pdf/colloques/2007_HISRECO/5_Teixeira.pdf

[6] World Bank. (2013). GINI Index Statistics. Retrieved from http://data.worldbank.org/indicator/SI.POV.GINI

[7] Державна служба статистики України. (2016). Демографічна та соціальна статистика. Retrieved from http://www.ukrstat.gov.ua/operativ/menu/menu_u/zp.htm

[8] Державна служба статистики України. (2015). Економічна активність населення України 2014. Retrieved from http://www.ukrstat.gov.ua/druk/publicat/kat_u/publ11_u.htm

[9] Кириленко, О. П. (2011). Фінансові важелі подолання бідності в Україні: Монографія. Тернопіль: Тернопільський національний економічний університет. Переглянути можна тут

[10] Міжнародна організація міграції (МОМ). (2011). Міграція в Україні. Факти і цифри. Київ. Retrieved from http://iom.org.ua/pdf/Facts&Figures_b5_ua_f.pdf

Источник: voxukraine.org

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code