«Укрнафта»: банкротство или банкротство?

Перегляди: 445

Как может сложиться судьба «Укрнафты», если владельцы компании не найдут компромисс с налоговиками

Во вторник, 24 мая, наблюдательный совет «Укрнафты» единогласно фактически дал старт досудебной санации компании, которую еще три месяца назад предложил ее глава правления Марк Роллинс. Ее предварительный план должен быть представлен на рассмотрение собрания акционеров компании, которое состоится 7 июля текущего 2016 года.

Чистый убыток компании по результатам финотчетности и аудита составил больше, чем предполагалось раньше – 5,4 млрд грн. А ее дебиторская задолженность, значительная часть из которой может считаться безнадежной, в сумме составляет около 14 млрд грн. Эта сумма равна тому, что «Укрнафта» должна сейчас бюджету с учетом штрафных санкций.

Хотя глава НАК «Нафтогаз Украины» и наблюдательного совета «Укрнафты» Андрей Коболев после заседания дважды подчеркнул, что окончательное решение о начале санации будет принимать именно собрание акционеров, вряд ли можно предполагать, что акционеры станут на противоположную точку зрения из-за несогласия с наблюдательным советом.

Ведь владельца контрольного пакета акций компании — государство – на собрании акционеров представляет «Нафтогаз». Также, по словам Коболева, решение о досудебной санации полностью поддержал крупнейший (40% акций) миноритарный акционер компании Игорь Коломойский. Таким образом по факту решение о санации уже набрало абсолютное большинство голосов акционеров.

К слову, заседание наблюдательного совета по санации длилось значительно дольше, чем планировалось. Как сообщают источники Hubs, изначально рассчитывали обсудить 11 вопросов повестки дня за два часа, но в итоге одну санацию обсуждали больше двух с половиной часов. Позже издание OilNews сообщило, что Коломойский долго убеждал наблюдательный совет изменить формулировку причин привлечения аудиторов к проверке «Укрнафты», убрав из текста упоминание о возможном мошенничестве. Эту информацию подтвердила присутствовавшая на заседании народный депутат Виктория Войцицкая.

В итоге олигарх покинул заседание наблюдательного совета на вид в спокойно деловом настроении, а Марк Роллинс заявил, что очень доволен решением наблюдательного совета.

Снова о санации

После заседания наблюдательного совета Андрей Коболев и Марк Роллинс в очередной раз повторили, что досудебная санация – наиболее эффективный способ спасти «Укрнафту» от банкротства.

Hubs уже писал о том, что именно эта процедура может стать ни чем иным, как намеренной подготовкой компании к запланированному банкротству и, как результат, «приватизации» за долги. Данные о налоговых отчислениях компании за последние полгода свидетельствуют о том, что «Укрнафта» намеренно не платила налоги, в результате чего ее задолженность перед бюджетом выросла до 10 млрд грн, а сумма пени и штрафов, по подсчетам Hubs, составляет сегодня около 5 млрд грн. Справедливость этих расчетов на днях подтвердили и в НАК «Нафтогаз», объявив, что кроме основного долга по санкциям за неуплату налогов, «Укрнафта» должна еще 4 млрд грн.

Как настаивает Андрей Коболев, главная цель досудебной санации – остановить нарастающие пеню и штрафы от налоговиков и рассрочить уже имеющийся долг перед налоговиками на приемлемый для компании срок. При обычной рассрочке по уплате налоговой задолженности украинское законодательство не позволяет прекратить рост штрафных санкций.

Коболев подчеркнул, что без приемлемого для руководства «Укрнафты» договора с Государственной фискальной службой санация не имеет никакого смысла. На следующий же день глава ДФС Роман Насиров, который еще месяц назад требовал от «Нафтогаза» уволить Роллинса за то, что за время его работы налоговый долг «Укрнафты» перед бюджетом вырос на 2 млрд грн, завил, что тоже в принципе не против досудебной санации компании. Но при условии, что компания предоставит четкий план погашения долгов и гарантированные источники средств для этого.

Как утверждают юристы, в таких случаях должники нередко прибегают к рефинансированию долгов за счет банковских кредитов. Таким образом можно предположить, что за год-полтора рассрочки «Укрнафта» рассчитается с какой-то частью долга, а затем, когда вокруг компании утихнут страсти, можно будет принять политическое решение, например, чтобы государственный «Ощадбанк» дал «Укрнафте» кредит для погашения долга перед фискалами.

Ведь получить кредит в несколько миллиардов гривен для неплатежеспособной компании у частного банка будет не так уж и просто. А так с надежностью источников погашения налогового долга будет все надежно и прозрачно, как того совершенно справедливо требует глава ДФС. Но вряд ли такой способ погашения налогового долга можно считать выгодным для государства, ведь задолженность компании просто перекочует из ДФС в государственный банк.

Однако стоит отметить, что у Андрея Коболева все же прозвучали в голосе нотки сомнения, когда он говорил о досудебной санации в «Укрнафте». Он признал, что допускает отказ от этой процедуры, если не удастся договориться с налоговиками. На этот случай даже заготовлены два альтернативных варианта действий, которые, однако, по словам Коболева, пока не обсуждались. Но, по его словам, эти варианты могут предполагать остановку деятельности «Укрнафты».

Так как же могут развиваться события для «Укрнафты» в случае отказа от досудебной санации компании?

Долг в 15 тыс. – проблема должника, а в 15 млрд – проблема кредитора

Как считает адвокат Андрей Авторгов, досудебная санация все же не единственный способ остановить начисление санкций и пени на простроченный налоговый долг. «В случае, если налоговая обратится в суд за взысканием долга и суд примет решение о взыскании этих средств с «Укрнафты», последняя вправе просить у суда отсрочку или рассрочку исполнения судебного решения. И это уже без начисления штрафов и налогов», — говорит он.

Однако о таком развитии событий сейчас никто даже не упоминает, и ДФС, несмотря на гигантскую сумму долга «Укрнафты», все же не спешит подавать в суд. Впрочем, причиной такого поведения налоговиков может быть необходимость платить судебный сбор, который составляет определенный процент от оспариваемой суммы. И с 15 млрд грн эта сумма будет явно огромной для фискалов.

Руководство же «Укрнафты», как нынешнее, так и прежнее, не наладило выплату долгов перед бюджетом, и не ясно, собирается ли это делать. Так как же в таком случае могут развиваться события? Что может предпринять государство и принадлежащий ему «Нафтогаз», чтобы хоть как-то компенсировать потери от деятельности «Укрнафты» и установить над компанией контроль в будущем?

Один из вариантов – банкротство. «Компания может войти в процедуру банкротства либо самостоятельно, либо по заявлению «дружественного» кредитора. Как только возбуждается дело о банкротстве, наступает мораторий на удовлетворение требований кредиторов», — рассказывает Авторгов. Дальше «Укрнафта» вполне может попасть в нынешнее положение госкомпаний, годами работающих в состоянии банкротства, таких как, например ПАТ «Центрэнерго». Потом уже «приватизация» компании за долги – лишь вопрос времени. Однако менеджмент «Нафтогаза» и самой «Укрнафты» пока что категорически отрицают возможность банкротства, мотивируя это тем, что оно не выгодно всем сторонам конфликта.

Если принять эти утверждения за правду, то ремарка Коболева о возможной остановке деятельности компании наводит на мысль о том, что без санации, которая может в той или иной степени гарантировать поступление денег от компании в бюджет, представители основного акционера могут прибегнуть к различным способам вывода наиболее ценных активов компании. Любое такое действие может стать прямой причиной для приостановки деятельности предприятия. Это радикальная мера, которая не поможет вернуть государству неуплаченные налоги, но позволит минимизировать убытки от деятельности такой проблемной компании, как «Укрнафта».

К наиболее ценным активам «Укрнафты» относятся спецразрешения на разработку нефтегазовых месторождений и основные средства производства, то есть оборудование.

За последний год уже были случаи, когда Госгеонедр приостанавливала действие спецразрешений, которыми владеет «Укрнафта». И, например, в январе 2016 года чиновников не остановило даже то обстоятельство, что из-за приостановки спецразрешений на Глобувское, Юрьевское и Лопушанское месторождения без газа остались несколько населенных пунктов. Причиной для этого была задолженность «Укрнафты» по плате за пользование недрами.

Что же до аннулирования решений, то, как уже заявлял глава Госгеонедр Николай Бояркин, это возможно по решению суда.

Что касается основных средств производства, то, с одной стороны, его можно принудительно реализовать по решению суда. В то же время, как считает адвокатДмитрий Богуславский, в законодательстве сейчас существуют лазейки, благодаря которым суд может воспользоваться даже в случае банкротства компании Законом «О моратории на принудительную реализацию имущества», который может распространяться на компании с госдолей более 25%. «Существует формальная правовая позиция, и у суда есть основания толковать ситуацию самыми разными способами», — говорит он.

Кроме того, как считает Богуславский, у «Укрнафты» на основном производстве может быть оборудование, которое ей передало государство  не в собственность, а в полное хозяйственное ведение. «Полное хозяйственное ведение было предусмотрено ЗУ «О собственности», который действовал до принятия Гражданского кодекса в мае 2004 г. «Укрнафту» же создали в 1994-м. Именно с момента создания вероятно ей могли передавать основное имущество», — рассуждает Богуславский.

Такое оборудование собственник может получить назад, не дожидаясь процедуры банкротства. То же самое касается оборудования, которое находится в лизинге. Все это может пройти в рамках, например, создания нового госпредприятия, в которое будут переданы выведенные из «Укрнафты» активы.

Таким образом можно предположить, что любой вариант развития событий с остановкой производства может быть равнозначен последней стадии банкротства – ликвидации юрлица. И банкротство на фоне этого выглядит далеко не самым худшим вариантом, если государственные менеджеры смогут воспользоваться этой процедурой с выгодой для государства.

А вот досудебная санация выглядит вполне приемлемым выходом для руководства НАК «Нефтегаз», который в случае невозможности договориться с олигархом Коломойским на справедливых условиях избавится от проблемы астрономических налоговых долгов «Укрнафты». И не придется прибегать к экстраординарным мерам с остановкой деятельности компании.

А Игорь Коломойский в буквальном смысле очистит компанию от всех налоговых долгов, в том числе и за счет их рефирнансирования при помощи банковских кредитов. Вполне возможно, и в государственном банке.

В любом случае история с «Укрнафтой» преподнесет еще не мало сюрпризов. Как уже говорилось, согласно финансовой отчетности, которую компания опубликовала сразу же после последнего заседания наблюдательного совета, ее дебиторская задолженность в сумме составляет около 14 млрд грн. Эта сумма равна тому, что «Укрнафта» должна сейчас бюджету с учетом штрафных санкций. Но значительная часть этих долгов, по информации нардепа Виктории Войцицкой, числится на компаниях аффилированных с группой «Приват». Поэтому Коломойскому, по сути, придется отдать большую часть средств, которые он уже успел вывести из компании посредством влияния на ее менеджмент. А добиться этого будет крайне сложно, если попросту нереально.

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code