Уроки французского. Почему Евро-2016 стало проблемой не только для Франции, но и для России

Перегляди: 365

Евро-2016 стало для Франции суровым испытанием: риски терактов, массовые забастовки, бесчинства туристов-хулиганов. И продержаться нужно целый месяц: финальный матч состоится 10 июля

 

Франция, на первый взгляд, — идеальная страна для футбольного чемпионата Европы. Добираться недалеко, инфраструктура прекрасная, полно современных стадионов — футбол здесь очень любят. Опять же, соответствующий опыт имеется: страна принимала Евро в 1960-м и 1984 году, а в 1998-м тут прошёл мировой чемпионат. Всем понравилось, особенно самим французам, ещё бы — в 1984-м и 1998 году их сборная становилась чемпионом. Но то была словно другая эпоха. Сейчас, похоже, и власти Франции, и простые граждане с нетерпением ждут, когда же закончится это сумасшествие.

Понаехали

Совсем непростая задача — организовать 51 матч с участием 24 команд в десяти разных местах. Украине и Польше в 2012 году было проще: тогда в финальной стадии чемпионата принимали участие 16 стран, и была сыграна 31 игра, заметно меньше. Заслуга в этом расширении, позволившем впервые в истории выбраться из отборочного турнира не самым ярким сборным, например Исландии и Албании, принадлежит Мишелю Платини — лучшему французскому футболисту XX века, триумфатору домашнего Евро-1984 и президенту УЕФА, претендовавшему на лидерство в мировой футбольной ассоциации ФИФА. Но вот как у Франции нынче непростые времена, так и у Платини. В прошлом году за финансовую нечистоплотность спортивного функционера отстранили от любимой игры на восемь лет, правда, потом скостили срок дисквалификации вполовину. Платини официально сообщили, что за Евро-2016 он может наблюдать с трибун как частное лицо, но тот ответил, что у него таких планов не имеется. Обидно до слёз, но кто виноват?

На матчи Евро-2016 продано 2,5 млн билетов, ожидается около 1,5–2 млн иностранных туристов, из них только англичан и немцев по полмиллиона. Каждый из этих людей потратит тысячу-другую евро, этому бы только радоваться. Всего «пона­ехавшие», как предполагается, за месяц потратят не меньше 800 млн евро. Но французы нынче не очень радостные. Они начали бузить ещё весной и вот теперь продолжают. Туристы рискуют нарваться на последствия массовых забастовок, охвативших Францию, — неубранный мусор на улицах, особенно пахнущий в жаркие дни, сорванные авиа- и железнодорожные рейсы. К мусорщикам и транспортникам грозят присоединиться таксисты. Нужно давить на власти сейчас, пока чемпионат, потом они будут не такие сговорчивые.

Гибридные фаны. За побоище на стадионе в Марселе Российский футбольный союз оштрафован на 150 тыс. евро, а сборная России условно дисквалифицирована. При повторении её снимут с соревнований

Футбольный шантаж

А всё дело в том, что президент Франсуа Олланд решил выполнить одно из своих предвыборных обещаний и снизить уровень безработицы, превышающий 10%, — худший показатель за последние 18 лет. В молодёжной среде он и вовсе достигает 24%. Очень достойная цель, тем более что в соседней Германии ситуация на рынке труда гораздо лучше — процент безработных в два раза меньше. Францию сейчас называют «больным человеком» Европы, как в 70-е годы — Великобританию. Но чтобы добиться заметного снижения уровня безработицы, необходимо изменить действующее трудовое законодательство, которое сильно ограничивает возможности работодателя увольнять и принимать новых работников и в целом сильно регламентирует отношения найма. Фактически новый закон предполагает «больше работы за меньшие деньги». Сейчас во Франции действует норма в 35 рабочих часов в неделю. Если новые правила вступят в силу, то работодатели смогут увеличивать рабочую неделю до 48 часов, а рабочий день — до 12 часов. В особых случаях рабочая неделя может быть увеличена до 60 часов. Правительство полагает, что новое законодательство улучшит условия для бизнеса и поможет не только снизить уровень безработицы, но и выведет экономику страны из продолжительной стагнации.

Но французы чрезвычайно горды своими социальными завоеваниями и совсем не настроены их отдавать.

Олланд оказался в ловушке: не снимешь государственные гарантии работникам — не уменьшишь безработицу, снимешь — окажешься врагом трудового народа, это будучи социалистом-то. Профсоюзы просто встали на дыбы. По Франции пошли демонстрации и забастовки, возникло уникальное движение протеста Nuit debout — «Ночные бдения»: по ночам на городских площадях собираются сотни людей, которые обсуждают острые социальные проблемы.

И чемпионат Европы тут оказался, с одной стороны, совершенно не ко времени, с другой — именно он используется для давления на власти. Кстати, так уже было: в 1998 году французские пилоты забастовали перед самым открытием чемпионата мира. Тогда достигнуть договорённости с забастовщиками удалось, или, вернее, пришлось, в день открытия турнира.

Нынче пилоты Air France тоже подключились к протестам, но, чтобы не было упрёков в совсем уж откровенном шантаже, их профсоюз заявил, что 80% полётов они всё-таки осуществят по графику, но отмены в последний момент возможны. Приятного чемпионата.

В ожидании атаки

Неудивительно, что Франсуа Олланда считают самым неудачным президентом Пятой республики: его рейтинг за год до окончания полномочий колеблется в пределах 14–17%. А удивительно, что не произошло консолидации французов вокруг власти после серии жутких терактов 2015 года, ведь обычно в государстве видят главного защитника от террористов. Но не во Франции, тут руководство больше склонны винить за провалы в области безопасности, а мусульманская община возмущена ещё и тем, что её членов поголовно подозревают в плохом.

Произошедшее в 2015-м — расстрел редакции журнала Carlie Hebdo и резня в Париже 13 ноября — сильно изменило отношение к Евро-2016. Достаточно напомнить, что 13 ноября прошлого года как раз проходил товарищеский матч сборных Франции и Германии, и одной из целей террористов был стадион с тысячами болельщиков. Тогда у них не получилось. Но Мохамед Абрини, задержанный со­участник парижских терактов и взрывов в Брюсселе 22 марта этого года, утверждает, что первоначальным планом исламистов, подорвавших себя в бельгийской столице, был именно чемпионат Европы по футболу, просто террористы решили действовать раньше, ощущая близость преследователей. Совсем не факт, что это была единственная группа, перед которой стояла такая цель. Так, спикер ИГИЛ Мохаммед аль-Аднани призвал превратить священный месяц Рамадан, совпавший по времени с Евро-2016, в месяц бедствий для неверных. Это лишь слова или что-то большее?

И по меньшей мере один джихадист на призыв откликнулся. Произошедшие 14 июня в пригороде Парижа захват и убийство заложников, полицейского и его жены, случились вне рамок спортивных мероприятий, но, выложив фотографии жертв в Facebook, убийца пообещал, что Евро-2016 превратится в кладбище. Итак, один удар Франция уже пропустила. Тем более ужасный, что Ларосси Аббалла, ликвидированный спецназом, ранее отбывал наказание за причастность к подготовке теракта. Как тут не винить власти?

«Наша цель — превратить Евро в большой праздник, но мы должны быть честны перед французами. Нулевая предосторожность означает стопроцентный риск, но стопроцентная предосторожность не даёт нулевой риск» 

Бернар Казнёв

министр внутренних дел Франции

Притом, что подготовка сил безопасности к чемпионату была серьёзная. Спецслужбы уже несколько месяцев работают в чрезвычайном режиме. К обеспечению безопасности привлечено около 90 тысяч полицейских, жандармов, частных агентов и солдат, задействованных в антитеррористических операциях. На каждые сто болельщиков на трибунах и в фанзонах приходится минимум один агент в штатском. Было проведено тридцать учений, где отрабатывалось взаимодействие в самых критических ситуациях, включая гипотетическое применение химического оружия. Но…

21 мая проходил финальный матч Кубка Франции между командами ПСЖ и «Марсель». Он считался генеральной репетицией готовности служб безопасности к Евро-2016. К ужасу ответственных лиц, болельщики смогли пронести на стадион пиротехнику. Уже на самом чемпионате история повторилась на матчах Россия — Англия и Турция — Хорватия, где полыхали файеры, летали ракеты и взрывались «дымовухи». Но на месте фанов-пироманьяков могли ведь оказаться и террористы-подрывники.

Русская угроза

Но пока вероятность теракта остаётся вероятностью, буйство футбольных болельщиков — реальность в повседневных неприятных ощущениях. И тут, похоже, вся эта мощная репрессивная машина, направленная на обезвреживание опасных террористов, дала сбой.

Нельзя сказать, что эта проблема оказалась неожиданной. Органы, которые отслеживают футбольных хулиганов, координируют свои действия с организаторами турнира, во Францию приехало немало специалистов из других стран, работающих со своими ультрас. Но, похоже, самой большой проблемой тут считали английских болельщиков, известных задир. В 1998 году в Марселе, где проходила игра сборных Англии и Туниса, произошла грандиозная потасовка с сотнями пострадавших — в городе большая тунисская диаспора. Около трёх тысяч британцев в этот раз не пустили во Францию за их былые «подвиги».

Лихорадка боления. Для многих болельщиков Евро — прекрасное приключение, для полиции — головная боль

Но даже английские болельщики признаются, что они не сталкивались с такой жестокостью и организованностью, которую демонстрируют российские спортивные туристы. Драки, устроенные ими до, во время и после матча сборных Англии и России в Марселе, поразили всех. Говорят о группе в 150–300 человек с отличной спортивной подготовкой, в одинаковых футболках и с сумками на поясе — очевидно, для оружия, включая ножи. Это не традиционный типаж хулигана-болельщика, нетрезвого и с большим пивным животом, а настоящий спецотряд, совершающий набеги на места скопления «вражеских» фанов и крушащий всё подряд. В то время как весёлые английские болельщики шумят, распевая по Марселю: «Где же ты, ИГИЛ?», на них нападают не шахиды, а российские беспредельщики, мстящие Западу за все свои унижения, и полиция оказывается практически бессильной.

Характерно, что по результатам марсельского побоища арестовывали в основном британцев и французов, россиянам удавалось избегать задержаний. Правда, позже прошли обыски в их гостиничных номерах, а затем по дороге в Лилль полицейские заблокировали автобус с представителями российских фан-клубов, часть из которых депортировали. А потом последовали аресты российских болельщиков в связи со смертью англичанина, пострадавшего в драке. Возможно, сейчас, поглядев на поведение российских болельщиков и послушав, как их поддерживают официальные лица из Москвы, французский сенат не стал бы принимать резолюцию, призывающую правительство к снятию санкций против России.

И это пока только начальная стадия турнира, можно лишь предполагать, с чем ещё придётся столкнуться французской полиции и жителям городов, где проходят матчи. И без европейского чемпионата Франция сейчас испытывает непростые времена, а чемпионат Евро-2016 стал для неё нешуточным стрессом. Даже если в этот футбольный месяц не случится каких-либо крупных эксцессов, приходить в себя страна от него будет ещё долго.

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code