УСЛЫШИТ ЛИ МИНСОЦПОЛИТИКИ НАШ РЁВ? 

Перегляди: 94

Речь пойдёт об очень важном для современной Украины вопросе, а именно — протезировании. Чиновник не хочет помогать, он хочет банкротить и воровать

444b4361d98e1fb8925f64cc5357a6930dfc1498

Алексей Краснощёков, глава совета «Підмога.info»

В этой статье речь пойдёт об очень важном для современной Украины вопросе, а именно — протезировании. Обыватель не понимает, как работает эта отрасль, всё кажется сложным, непонятным и даже пугающим. Многие до сих пор верят, что протезы можно делать из пластиковых крышечек. Потому излагать постараюсь максимально простым языком и с фактами.

За период моей работы с Минсоцполитики сменилось уже три министра: Людмила Денисова, Павел Розенко и нынешний реформатор из Винницы господин Рева. Назначен был нынешний министр 15 апреля 2016 года, до этого, с декабря 2005 года по 14 апреля 2016 года, работал в г. Виннице заместителем мэра по социальным и медицинским вопросам. Винницкий реформатор вызывает больше доверия, чем донецкие бандиты, что вселяло некий оптимизм. Профильным заместителем по вопросам протезирования является Наталья Федорович.

Вот краткие достижения нового руководства в сфере протезирования:

  • уровень финансирования отрасли на 2017 год составляет 60,4%. Дыра в бюджете в 639,65 млн грн;
  • серийные технические средства реабилитации (ТСР), например, коляски, уже полгода как не выдаются;
  • также полгода не работает программа протезирования ветеранов АТО по новейшим технологиям (миоэлектрические протезы рук, протезы с электронными коленями и так далее);
  • протезные предприятия не финансировались с ноября 2016-го по апрель 2017 года;
  • прошлого руководителя Фонда социальной защиты людей с инвалидностью задержали сотрудники ГПУ и СБУ в момент получения взятки;
  • 12 июня 2017 года сотрудники СБУ обнаружили, что на реабилитации бойцов АТО было распилено 22,5 млн грн.

И пока мы радуемся согласованию пенсионной реформы с МВФ, наши ветераны спустя три полных года войны всё ещё не получают качественных услуг по реабилитации. Скажем прямо, достижения сомнительные. Далее я более подробно расскажу о перипетиях, происходящих внутри ведомства, и в связи с чем начались проблемы в этой отрасли.

Началось моё знакомство с Андреем Ревой в феврале текущего года, когда делегация в составе меня, Юрия Богданова и Максима Дижечко пришла обсудить проблемы отрасли, а также поинтересоваться, почему комплектующие к протезам закупаются, в том числе, в Мордоре. Министр заверил, что жёстко разберется со всеми и покарает виновных в течение месяца. Также обсудили арест прошлого директора Фонда и спросили, будет ли проводиться конкурс при назначении нового руководства. В конкурсе нам было отказано, поскольку директор не является чиновником и может назначаться министром единолично.

Рева: Я поставлю на должность хороших людей, которым доверяю.

Мы: Понимаете, в чём штука? Мы им не доверяем. Нужен механизм прозрачного контроля деятельности Фонда, чтобы такие ситуации не повторились вновь.

Рева: В таком случае создадим наблюдательный совет и включим туда общественность, в том числе вас.

Ударили по рукам и разошлись. Через некоторое время мы получили ответ от Фонда, что увы и ах, но наблюдательный совет не предусмотрен новым положением о Фонде, и потому мы бы с радостью сотрудничали, но вот сука положение мешает. В чём проблема прозрачно вести свою деятельность — не уточнили. Также мне напомнили, что я являюсь советником директора Фонда ещё с 2015 года. Интересно, что я мог насоветовать и. о. директора Елене Линдюк, если видел её один раз в жизни на совещании в АП, которое сам и собрал? Кстати, госпожа Линдюк ранее занимала должность аж целого заместителя начальника управления ПФ в г. Ладыжин. И тут вдруг срочно в Киев, рулить миллиардами на национальном уровне. Неплохое развитие карьеры. Ну да ладно, вдруг без нас разберутся и сделают холопам хорошо?

Кстати, о совещании в АП. Инициировал его я, обратившись за помощью к уполномоченному Президента по правам людей с инвалидностью Валерию Сушкевичу. На совещании присутствовали около 15 директоров протезных предприятий, чиновники Минсоцполитики, Фонда и собственно организаторы. Все без исключения директора поднимали вопрос финансирования. Попробуйте полгода пожить без зарплаты и вы сможете их понять. А когда к тебе приходит боец, которому нужен протез, что делать? Отправлять домой ждать, пока господин министр разберётся в проблеме? И тут возникают логичные вопросы: что делать и кто виноват? Ситуация была связана с тем, что в Приказе о граничных ценах на 2017 год было указано, что цены разработаны на 2016 год. Да, я не шучу. В декабре 2016 года цены на протезы приняли на тот же 2016 год. А поскольку чиновник прежде всего бюрократ, пришлось писать новую версию приказа и снова утверждать её на Кабмине. Я вижу два возможных варианта причин произошедшего: 1) чиновник идиот, 2) чиновник некомпетентен. В любом варианте хорошего мало. Но в Минсоцполитики сочли такое развитие событий вполне нормальным и даже не захотели расследовать, чья же это вина. Не последовало и отставок. Подумаешь, протезы и коляски. Нет ножек — нет протезов. Хотя элементарная логика диктует обратное.

Отсутствие финансирования привело к тому, что предприятия изготавливали протезы за свой счет, точнее, брали у поставщиков в долг. И тут очередной бюрократический трюк. Государственные предприятия, помимо налогов, платят 75% от прибыли в виде дивидендов государству. Заказ выполнен в долг, но первичное событие по бухгалтерии прошло, и что дальше? А вот дальше некоторые директора были вынуждены брать кредиты в коммерческих банках, чтобы заплатить дивиденды государству. При этом частники дивиденды не платят. Конечно, злая общественность утверждает, что государственные предприятия искусственно банкротят, дабы приватизировать за копейки. А ведь есть что! Земля, помещения, оборудование. По странному стечению обстоятельств, на некоторых госпредприятиях «жирных» клиентов стали переливать на частников. Следовательно, падает оборот со всеми вытекающими. Но это всё досужие домыслы, а министр хочет сделать всё хорошо и нанести максимальное счастье огромным соцпакетом. А вот то, что сопровождается этот процесс урезанием рентабельности в два раза, тоже обычное совпадение. Не подумайте, я сторонник рыночной конкуренции, и пусть вся отрасль будет частной, но ведь тогда нужно и продать государственную собственность по рыночной цене, а не искусственно обанкротить и купить по цене социального хлеба.

Вернёмся немного назад в логике, но не в хронологии событий. Примерно в апреле чиновники Минсоцполитики ВНЕЗАПНО обнаружили, что уровень финансирования технических средств реабилитации составляет всего 60,4% от потребности. Иными словами, почти 40% граждан гарантированно не получат протезы, коляски и прочие необходимые для жизни ништяки. Дыра составляет 639,65 млн грн. Вот вам бюджетное планирование во всей красе. То Служба ветеранов два года подряд использует от 6,6% до примерно 11% своего бюджета, то мы принимаем бюджет с дефицитом в 639,65 млн грн. Перипетии шизофрении чиновников Минсоцполитики неисповедимы, легче найти точку G у престарелой куртизанки, чем логику решений.

Но что мы докопались к реформаторам со своими формальностями в виде каких-то миллионов, протезов и колясок. Нужно ведь помогать. Провели встречу, обсудили проблемы, написали письма и… Через два месяца мне звонят из Минсоцполитики и спрашивают: «Вы же в курсе, что мы уже полгода не выдаём никому коляски и прочую серийку? Помогите!» Признаюсь, чувство полнейшего офигения сменилось чем-то вроде гордости, а потом я офигел ещё раз. Во-первых, чем может общественная организация помочь министерству? Во-вторых, кто меня послал с моими предупреждениями в феврале? Начинаю разбираться и понимаю, что мне необходимо наградное оружие от Авакова. Суть проблемы в том, что Фонд отказывается проплачивать серийные изделия, потому что сам не может их классифицировать. Вот раньше мог, а потом амнезия и нужен новый документ. Открываю приказ, а там мякотка в виде реестра ТСР. Формально вроде как реестр просто для того, чтобы знать — активная коляска или не очень, и насколько наворочена комплектующая для протеза. Если же смотреть по опыту, то не прописаны ответственные и сроки принятия решений. Вот и получается, что если ты захочешь выйти на рынок с коляской «Перемога», а кто-то, кто уже занёс условному чиновнику в вакууме, торгует аналогом в виде коляски «Зрада», то фиг тебе, а не включение в реестр. Включать могут о-очень долго, либо будь добр, занеси гешефт. И хотя в документе написано, что он носит исключительно информационный характер, сейчас ведь оплаты не проходят? Вот и попробуйте спрогнозировать дальнейшее развитие событий. Протезы не трогают только из-за медийности проблемы и наличия ветеранов.

Кстати, а что же с ветеранами? В 2014 году была утверждена программа протезирования по новейшим технологиям в Украине или за рубежом, при отсутствии этих технологий внутри страны. Лимиты были очень щедрыми — 2 млн грн на конечность, чего хватало и на самые новые протезы, и на качественную реабилитацию. Закладывали на программу два года подряд (2015 и 2016 гг.) по 150 млн грн, которые использовали в первом году на 6,6%, а потом на что-то около 11-12%. Конечно же, Минсоцполитики возмутилось действиями Службы ветеранов, в чьей ответственности была программа, и решило передать в Фонд хозяйственникам с крепкими лбами этот важный вопрос. Каков результат? А никакого. Программа просто не работает весь 2017 год. Это я вам как член комиссии при Фонде заявляю. Звонили пару месяцев назад, сказали, что включили меня в рабочую группу, и скоро будет заседание. Что по меркам звонящего было «скоро», мне узнать не довелось. Тем временем, бойцы не могут получить услугу.

Стоит ли говорить о том, что у Минсоцполитики отсутствует план развития отрасли? Они даже дыры залатать не могут, при этом с упорством, достойным лучшего применения, продолжают долбить головой в стену. От помощи отказываются и лупають сю скалу, так, что Франко в гробу переворачивается.

Я не буду здесь писать о том, что сделал для решения проблемы. Поверьте, было отправлено множество запросов и проведено несколько встреч. Помощь и поддержка со стороны чиновников была получена от Валерия Сушкевича и Павла Розенко. Интересно, что сами чиновники Минсоцполитики абсолютно не заинтересованы в решении проблем людей с инвалидностью. У меня такое впечатление, что кресло в этом министерстве имеет свойство превращать каждого в мудака. Моментально. Стоит в него только сесть.

Скажу только, что одним из выходов из ситуации вижу разработку и утверждение местных программ протезирования. Сейчас буду пробовать запускать такую программу в Николаеве. Вот только понадобится контроль со стороны активистов, и риски остаются аналогичными. Да, дополнительные деньги могут исправить ситуацию с дефицитом бюджета, но также их можно украсть. По моему мнению, никаких реальных результатов без участия незаангажированной общественности мы не получим. Потому что не верю я в доброго дядю Реву, который мне сделает хорошо и устроит настоящий праздник социализма. И пока диаспора заводит в Украину новые технологии, а Соломия Витвицкая собирает деньги на обучение протезистов и сами протезы с помощью проекта «Переможці», чиновник хочет банкротить, воровать и монополизировать рынок.

Алкоголик обращается к гею: «Почему-то, чем дольше я вашу водку пью, тем сильнее болит задница». Примерно, аналогичное впечатление у меня от соцобеспечения Миноцполитики.

Источникpetrimazepa.com

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code