В 2015 г. через аграриев из бюджета «отмыто» 21 млрд грн НДС

Перегляди: 337

Однако поэтапная отмена спецрежима НДС для сельхозпроизводителей проблему не решит – нужно менять систему и верхушку фискальной службы

В распоряжении Hubs оказались весьма интересные данные Государственной фискальной службы (ГФС) о ежемесячной динамике накопленных сумм НДС в распоряжении производителей сельхозпродукции – субъектов спецрежима налогообложения (ст. 209 Налогового кодекса). Согласно этой информации очевидно, что одним из главных путей легализации «левого» налогового кредита по НДС в 2015 г. являлись аграрии, работавшие на спецрежиме.

Предположительно во втором полугодии прошлого года таким образом было легализовано до 21 млрд грн «схемного» налогового кредита (см. инфографику «Динамика накопления сумм НДС…»).

Статистика и оценки

Если в первом полугодии 2015 г. сельхозпроизводители оставили у себя в распоряжении 9,4 млрд грн против 8,1 млрд грн в первом полугодии 2014 г., то во втором полугодии произошел взрывной рост: 36,8 млрд грн против 10,2 млрд грн годом ранее. А в декабре 2015 г. сумма была несуразно огромной – 13,7 млрд грн за месяц!

Согласно данным Госстата, в 2015 г. по сравнению с 2014 г. инфляция при реализации сельхозпредприятиями продукции составила почти 55%. Если брать за основу этот показатель, то во втором полугодии 2015 г. накопленный аграриями НДС мог составить максимум 15,8 млрд грн. Возникает риторический вопрос о том, откуда взялись остальные 21 млрд грн? НДС, аккумулированных аграриями? Плюс закономерный вопрос к налоговикам – куда ушли эти миллиарды?

Вполне вероятно, что показатель предположительно легализованных через налоговые «ямы» денег может быть и выше 21 млрд грн. Во-первых, данные Госстата могут быть не на 100% корректными. Во-вторых, они учитывают средние показатели за весь календарный год, а корректней сравнивать первые полугодия (осень) двух маркетинговых годов. В этом случае стоимость, в частности, зерновых культур на внутреннем рынке повысилась примерно на 30% (осень 2015 г. по сравнению с осенью 2014 г.). В-третьих, надо учитывать, что объемы производства сельхозпродукции в 2015 г. по сравнению с 2014 г. в основном снизились.

По данным Госстата, объемы производства мяса в живом весе уменьшились на 1,4%, молока – на 4%, яиц – на 14,3%, зерновых – на 6,1%, свеклы – на 34,7%, овощей – на 5%. Заметный прирост производства произошел только по семенам подсолнечника – на 10%.

НДС аграрии

А что государство и налоговики?

Напомним, что борьба с этим явлением вылилась в противостояние в парламенте относительно отмены спецрежима для аграриев при принятии новой версии Налогового кодекса. Правительство вместо решения первопричин проблемы предложило вовсе отменить спецрежим по НДС для этой группы налогоплательщиков. Большинство народных депутатов высказались против этого. В результате было принято решение «ни вашим – ни нашим»: при производстве зерновых и технических культур 85% НДС идет в бюджет, 15% остается предприятию; для садоводства это соотношение составило 50/50; для животноводства – 20/80 (ст. 209 НКУ).

На наш взгляд, в условиях экономической рецессии и дефицита не то что дешевых кредитов, а вообще как таковых кредитных ресурсов, полностью лишать налоговых льгот сельхозпроизводителей, обеспечивающих основной экспортный доход страны, нельзя. Это решение на уровне г-на Шарикова «взять все и поделить».

Безусловно, проблема есть. И, вполне возможно, далеко не все даже честные аграрные компании использовали налоговые преференции для развития или модернизации предприятий (цель этой преференции). Здесь нужно понимать: а что делает и может сделать государство в лице фискалов для решения бюджетных задач с одновременным обеспечением льгот для сельхозпроизводителей?

Напомним, что одним из основных инструментов борьбы с явлением минимизации налоговых обязательств через выведение НДС в налоговые ямы и фирмы-бабочки государство задекларировало внедрение системы электронного администрирования (СЭА). СЭА в рабочем режиме была запущена в июле 2015 г. Это может быть одной из причин, почему «минимизаторы» начали действовать через сельхозпредприятия, которые не несли обязательств по НДС перед бюджетом.

Но происходит это не потому, что ГФС через СЭА поборола все первопричины явления, а потому что в новых условиях через аграриев оказалось проще заниматься «минимизацией».

Во-первых, не вызывает ни малейших сомнений тот факт, что в ГФС знают конкретных субъектов (аграриев), занимавшихся легализацией «схемного» кредита. Учитывая, что в фискальной службе предпочитают имитировать борьбу с минимизацией налоговых обязательств, напрашивается вывод, что сама же ГФС этих субъектов и «крышует».

Во-вторых, поэтапная отмена спецрежима налогообложения в сельском хозяйстве проблему «схемного» кредита в рамках СЭА не решит. Для формирования и легализации кредита по НДС будут использоваться новые инструменты. Например, посредством продажи налогового кредита субъектов ВЭД, который у них образуется при растаможке импортного груза в составе товарных остатков. Хотя еще раз подчеркиваем: без участия верхушки ГФС и эта, и другие схемы существовать бы не смогли.

В-третьих, к системе электронного администрирования в нынешнем виде у легальных налогоплательщиков много нареканий. Ее внедрение летом прошлого года, по экспертным оценкам (официальных данных нет), привело к вымыванию оборотных средств у бизнеса в размере не менее 10 млрд грн.

Набат Насирова

О том, что аграрии не являются первопричиной бюджетных расстройств у Минфина и ГФС (связанных с уплатой НДС), свидетельствует тот факт, что после трех месяцев частичной отмены льгот и через 9 месяцев после внедрения СЭА фискалы «вдруг» кинулись срочно исправлять ситуацию.

28 марта распоряжением №82-р «О создании рабочей группы», подписанным главой ГФС Романом Насировым, была создана «рабочая группа по совершенствованию критериев и алгоритмов отбора рисковых субъектов хозяйствования, которые вовлечены в схемы минимизации налогов и сборов». Причем создана она была «с целью недопущения потерь бюджета, улучшения организации работы территориальных органов ГФС по отработке рисковых субъектов хозяйствования с учетом требований приказа ГФС от 28.07.15 г. №543 «Об обеспечении комплексного контроля налоговых рисков по НДС»…»

До конца апреля рабочая группа должна будет обеспечить:

– разработку и утверждение критериев и алгоритмов автоматизированного отбора рисковых субъектов хозяйствования, вовлеченных в схемы минимизации налогов и сборов;

– разработку и усовершенствование алгоритмов комплексной проработки налоговых рисков по НДС.

Несложно заметить, что основной упор в целях и задачах очередной рабочей группы сделан на схемах, связанных с администрированием НДС. И это сейчас – на десятом месяце функционирования автоматизированной системы по НДС, которая, по словам проталкивавших ее фискалов и правительственных чиновников, должна была в одночасье уничтожить все подобные схемы (см. ниже «Немного истории…»)

Арсений Яценюк, рекламируя СЭА в парламенте (28.12.14 г.), говорил так: «С 1 июля 2015 года внедрить электронный кабинет налогоплательщика. Это должна сделать налоговая администрация, где фактически будет электронное досье каждого налогоплательщика. Что касается проверки входящего НДС, с момента внедрения электронного администрирования НДС в полном объеме прекращаются проверки входящего НДС».

Из этих его слов следует, что электронный кабинет налогоплательщика должен был стать частью СЭА. Но не стал: СЭА работает десятый месяц, а электронный кабинет (удобный сервис для налогоплательщиков) так и не работает. Вторая часть пророчества г-на Яценюка, относительно прекращения проверок входящего НДС, теперь выглядит и вовсе смешно: проверки остались, а теперь еще и создана рабочая группа, чтобы как-то решать проблемы, которых не должно было быть с 1 июля прошлого года.

Немного истории заявлений

Минфин и ГФС начали проталкивать идею СЭА еще летом 2014 г. Стандартный комментарий ГФС тогда гласил следующее: «Внедрение электронного администрирования налога на добавленную стоимость позволит детенизировать НДС». Фискалы сулили бюджету дополнительные десятки, если не сотни миллиардов гривен. В частности, тогдашний глава ГФС Игорь Билоус (ныне глава ФГИ) в 2014 г. говорил о 50 млрд грн, потерянных посредством использования НДС-схем в 2013 году. И это при том долларе и той гривне!

За  СЭА ратовал и новоназначенный глава ГФС Роман Насиров на заседании комитета ВР по вопросам налоговой и таможенной политики, состоявшемся 3 июня 2015 г. Тогда он в качестве примера успешной работы системы в тестовом режиме привел тот факт, что за первые 4 месяца года налоговые накладные в едином реестре зарегистрировали 180 тыс. субъектов хозяйствования (тогда как раньше таковых было лишь около 100 тыс.) в количестве 83 млн на сумму 280 млрд грн.

Однако г-н Насиров превзошел сам себя 13 июля 2015 г., менее чем через 2 недели после формального внедрения СЭА, когда она де-факто вообще никак не работала, а украинский бизнес стоял на ушах. 17 июля пришлось даже принимать специальный закон, существенно менявший принципы работы СЭА, обнулять систему и запускать ее в августе заново.

Так вот, 13.07.2015 г., находясь в США и презентуя свои «достижения», Роман Насиров заявил, что «ГФС удалось запустить систему электронного администрирования НДС, которая сегодня работает в штатном режиме». И что «с запуском системы нам удалось решить проблему с налоговым мошенничеством, которое ежемесячно стоило бюджету 100 млн долл. США».

Отчитываясь перед Верховной Радой 16 февраля 2016 г. о результатах работы за 2015 г., Арсений Яценюк не преминул упомянуть СЭА как один из успехов правительства:«Внедрено электронное администрирование НДС, что дало возможность минимизировать злоупотребления во время возмещения НДС».

Резюме

Сейчас лишний раз подтверждается то, о чем давно говорили эксперты: СЭА не стала панацеей от злоупотребления. Зато в том виде, в котором она внедрена (с системой депонирования средств на НДС-счетах и без автоматического возмещения НДС для всех плательщиков НДС), она точно нанесла серьезный ущерб субъектам хозяйствования!

Как говорилось выше, с момента внедрения СЭА, по экспертным оценкам (официальные данные ГФС и Государственная казначейская служба скрывают), на постоянной основе у субъектов хозяйствования было извлечено из оборота и заморожено на НДС-счетах более 10 млрд грн.

«Схемный» же налоговый кредит никуда не делся. Об этом свидетельствуют не только создание рабочей группы, но и протоколы рабочих совещаний ГФС, на которых присутствующих регулярно информируют «о предоставленной территориальными подразделениями информации относительно формирования субъектами хозяйствования схемного налогового кредита по НДС».

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code