Вернет ли Украина награбленное имущество Януковича

Перегляди: 413

Фокус поговорил с бывшим генпрокурором Святославом Пискуном о шансах вернуть имущество Януковича и компании, а также почему власть не заинтересована в скорейшем решении этого вопроса

Спустя полтора года после Майдана о возврате в госсобственность имущества беглых представителей прошлой власти снова заговорили в Верховной Раде. На сей раз — депутаты от Народного фронта Татьяна Черновол и Олег Барна. Парламентарии зарегистрировали законопроект, в случае принятия которого Украина сможет вернуть активы экс-президента и его команды без приговора суда.

Законопроект стал предметом горячих споров украинских политиков. Депутат от Блока Петра Порошенко Сергей Лещенко на своей странице в Facebook написал, что в случае принятия «закон обернётся для Украины исками в международные суды и многократной компенсацией бандитам за счёт бюджета страны». Парламентская экспертная группа по вопросам евроинтеграции (ПЭГ), проанализировав документ, указывает на то, что конфискация имущества без обвинительного приговора противоречит нормам украинской Конституции. При этом автор законодательной инициативы Татьяна Черновол уверяет, что речь идёт о механизме «специальной конфискации» и согласно украинскому законодательству возврат имущества Януковича и его команды возможен без приговора суда. Народная избранница ссылается на международное законодательство, в частности, на положения Конвенции ООН против коррупции, которую ратифицировала Украина. Однако специалисты из ПЭГ уверяют, что международные договоры хоть и имеют большую юридическую силу, чем украинское законодательство, но противоречить Конституции Украины они не могут. Более того, нормы, которые Киев собирается перенять у Европы, также не допускают конфискации без решения суда. Равно как и процедура «специальной конфискации», которая упоминается в законопроекте Черновол — Барны.

Отдельное внимание привлёк и список людей, имущество которых хотят возвратить Украине. Их фамилии прописаны в проекте закона. По словам политолога Сергея Тарана, окружение Януковича редко оформляло имущество на себя, поэтому главная сложность заключаться в поиске механизмов возврата активов, записанных на посторонних людей. При этом сам «санкционный список», состоящий всего из 22 фамилий, стал одной из главных причин критики законопроекта. В большей степени потому, что в нём отсутствуют имена таких деятелей, как Юрий Бойко, Дмитрий Фирташ, Сергей Лёвочкин. В комментарииФокусу общественный активист и бизнесмен Карл Волох, который активно поддерживает инициативу депутатов Народного фронта, сообщил, что в исправленном варианте законопроекта этого списка не будет, а сам документ коснётся арестованных средств, имеющих преступное происхождение.

Святослав Пискун: В ГПУ происходят процессы, которые направлены на дестабилизацию работы этого органа

Фокус поговорил с бывшим генеральным прокурором Украины Святославом Пискуном, чтобы узнать о недостатках законопроекта, шансах вернуть имущество Януковича и компании, а также понять, почему власть не заинтересована в скорейшем решении этого вопроса.

Какие главные юридические изъяны, на ваш взгляд, есть в законопроекте Татьяны Черновол и Олега Барны?

— Если депутаты Верховной Рады готовят законопроект в отношении конкретных 22 человек, такие действия законотворчеством назвать сложно. Законы Украины принимаются для всеобщего длительного исполнения. Это государственный акт наивысшей силы, подчинение которому обязательно для всех граждан страны и лиц, проживающих на её территории. Мне непонятно, почему список состоит из 22 фамилий. А если там будет 30 человек, например, их имущество уже не нужно возвращать? У нас есть Генеральная прокуратура, МВД, СБУ, которые должны законным решением суда вернуть имущество народу Украины. Другого варианта нет.

Конфискация имущества без обвинительного решения суда противоречит Конституции Украины, при этом авторы ссылаются на положения Конвенции ООН против коррупции. Какой документ в нашем случае имеет большую юридическую силу?

— Антикоррупционные законы Европы предусматривают обнаружение и арест имущества и денежных средств, добытых преступным путём. А вот конфискация и возвращение государству — только по решению суда. Украина подписала Хартию, согласно которой общие европейские национальные законы стоят выше национальных законов страны. Мы подчиняемся Хартии европейских государств. Положения нашей Конституции им не противоречат. Представьте себе, что мы примем закон, который позволит конфисковывать имущество без решения суда. А завтра в Раду внесут законопроект, который позволит отправлять людей за решётку без решения суда и следствия. Проект этого закона, на мой взгляд, — элемент дешёвого популизма. Странно, что депутаты его обсуждают.

Кто тогда должен возвратить имущество беглого президента государству?

— Этим вопросом обязаны заниматься финансовые и правоохранительные органы, которых у нас в стране предостаточно.

Как вы оцениваете действия прокуратуры в этом вопросе?

— Возможно, ГПУ что-то и делает в этом направлении, но поскольку результаты этой деятельности отсутствуют, оценить её работу очень сложно.

«Мы потеряли свидетелей, важные документы и даже в каком-то смысле политическую волю вернуть украденное имущество государству»

Какие шаги, на ваш взгляд, являются приоритетными для Генпрокуратуры сегодня?

— Во-первых, нужно понимать, что время первых шагов давно прошло. Утрачено самое важное — момент раскрытия преступления по горячим следам. В любом деле, если сразу не найти виновных и не закрепить доказательства и улики, потом раскрытие преступления затянется на длительный срок. Кроме времени, мы ещё потеряли многих свидетелей, важные документы и даже в каком-то смысле политическую волю власти вернуть украденное имущество государству.

У вас нет ощущения, что ГПУ специально затягивает дело с возвратом этих активов?

— Сомневаюсь, что у Генпрокуратуры есть какая-либо заинтересованность в этом. Всё можно объяснить значительно проще: в ГПУ происходят процессы, которые направлены больше на дестабилизацию работы этого органа, чем на его эффективную деятельность.

Как вы оцениваете шансы государства вернуть имущество?

— При такой работе нашей системы шансы нулевые. Два года назад я предлагал руководству страны создать отдельную следственно-оперативную группу, в которую войдут народные депутаты, прокуроры, следователи, криминалисты, работники финансового мониторинга, сотрудники СБУ, фискальной службы. Этот орган необходимо снабдить определёнными полномочиями и средствами, приобщить к международным правовым институтам.

Почему этот орган так и не был создан?

— Эта перспектива не по душе власть имущим, они не заинтересованы в том, чтобы украинские следователи научились искать и возвращать деньги из-за границы в бюджет. Они прекрасно понимают, что потом так же будут искать и находить их деньги.

Источник: Фокус

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code