Военные итоги 2015 года

Перегляди: 407

Эксперты говорят, что год не принес стабильного мира, но украинская армия получила в боях необходимый опыт и повысила свою оснащенность

2015 год, который начинался с тяжелейших боев за Донецкий аэропорт и Дебальцевский плацдарм, не принес стабильного мира. Подводя военные итоги года, «Сегодня» поговорила с экспертами и участниками главных событий. По их мнению, украинская армия получила в этих боях необходимый опыт и значительно повысила свою оснащенность. Однако до долгожданного завершения войны еще далеко. Более того, после наступления морозов боевики могут предпринять новое наступление.

«ДОНЕЦКАЯ КРЕПОСТЬ». В 2015 году масштабные боевые действия начались на Донбассе сразу после новогодних праздников. Боевики незаконных «ДНР» и «ЛНР» при поддержке регулярных частей российской армии перешли в наступление — от Луганской области до Мариуполя. Самые главные и трагические события происходили возле Донецкого аэропорта и на Дебальцевском плацдарме.

10178054_434402269995980_7029315348800802960_n

Аэропорт до конфликта. Фото: facebook.com

1157561

Разрушенный аэропорт. Фото: ТАСС

Оборона Донецкого аэропорта началась 26 мая 2014 года, когда спецназовцы 3-го Кировоградского полка ВСУ выбили с его территории боевиков так называемого "батальона «Восток». И на протяжении всей осени и первой половины зимы боевики регулярно предпринимали безуспешные попытки выбить наших бойцов из старого и нового терминалов ДАП. За свою стойкость защитники аэропорта получили прозвище киборги.

Один из киборгов, боец 79-й отдельной аэромобильной бригады Сергей (Танас) рассказал, что враг нес громадные потери. «Я был в аэропорту 10 дней в октябре 2014 года. Помню, 21 октября мне удалось перехватить разговор одного из боевиков, который приехал из Харькова и привез пополнение. Они жаловались на потери. За все время нашего пребывания в аэропорту в моей роте не было ни одного „двухсотого“. У боевиков же было много людей. И через неделю они говорили, что почти никого у них не осталось», — рассказал Танас.

В начале декабря украинские бойцы ушли из старого терминала ДАП. По словам Сергея, из-за сильных повреждений защищать его было уже невозможно. «В старом терминале наших тогда было человек 20. Имея большое численное преимущество, боевики начали атаку. Бой шел двое суток, уже внутри здания. В конце концов наш командир, уже контуженный, вызвал на себя огонь артиллерии. Под его прикрытием он вывел парней», — поведал Танас.

В руках киборгов оставался новый терминал ДАП, сооруженный к Евро-2012. Он также был сильно поврежден. К тому времени киборги стали символом героизма. Понимая, что падение ДАП может морально подорвать украинскую армию, противник начал зимнее наступление именно с атаки на Донецкий аэропорт.

22 января киборги покинули новый терминал, когда сооружение полностью разрушилось. Танас, который знаком с последними защитниками терминала, пояснил, что боевикам удалось проникнуть в подвал и взорвать опоры, удерживающие все здание. По его словам, в подвал вел тоннель, который украинские бойцы заминировали, чтобы не пропустить боевиков. «Отражая одну из атак, наши ребята взорвали вход в подвал. Противников засыпало. Около недели из-под завалов еще доносились их крики, но с той стороны никто им не помог. А вот в январе боевики, видимо, сумели разобрать завал», — отметил Сергей. Координатор группы «Информационное сопротивление», народный депутат Дмитрий Тымчук («Народный фронт»), пояснил, что Донецкий аэропорт удерживался потому, что  украинское командование рассматривало его как плацдарм для наступательных операций: «Но сейчас мы по-прежнему контролируем позиции вблизи аэропорта — в Песках, Авдеевке и Опытном. И это очень серьезный рычаг давления на „ДНР“. А пример киборгов имеет огромное идеологическое значение. На нем можно воспитывать молодежь».

УРОКИ ДЕБАЛЬЦЕВО. В качестве плацдарма для наступления на Донецк украинское командование рассматривало дебальцевский выступ, который образовался в результате контрнаступления боевиков и российских солдат осенью 2014 года. Плацдарм далеко врезался в позиции так называемой «ДНР». «Он был хорош для наступления, но плох для обороны. Там существовала угроза возникновения котла», — пояснил Дмитрий Тымчук.

1155733

Дебальцево. Фото: AFP

По его словам, оборона под Дебальцево не была сплошной: «Там были оборудованы взводные опорные пункты, но между ними были зазоры, не прикрытые минно-взрывными заграждениями. Противник этим воспользовался, просочившись между ними». Еще одной проблемой украинской армии было отсутствие надежной связи между подразделениями. «Россияне завезли на Донбасс средства радиоэлектронной борьбы, и военные потеряли связь с командованием. А потеря управления войсками — самое страшное, что может произойти на войне», — говорит Тымчук.

Как и под Иловайском, судьбу сражения под Дебальцево решили батальонно-тактические группы российской армии. «С юго-запада наступали боевики „ДНР“ и казаки, а с юго-востока и востока шли боевики, усиленные ударными группами россиян. Фронт начал сыпаться как раз в результате наступления российских тактических групп», — за­явил Тымчук.

Дебальцевская группировка ВСУ оказалась в оперативном окружении после того, как в первых числах февраля противник захватил населенные пункты Углегорск и Логвиново, перекрыв трассу М-103, по которой снабжались украинские войска. Заключив новые Минские соглашения, предполагавшие прекращение огня с 15 февраля, украинское руководство рассчитывало на разрешение напряженной ситуации, но враг решил ликвидировать котел.

Участником дебальцевских событий был фотокорреспондент газеты «Сегодня», а тогда боец Национальной гвардии Виталий Лазебник, который вместе со своими товарищами с боями пробился из котла. Сейчас Виталий убежден, что отход из Дебальцево был спланирован достаточно грамотно, о чем свидетельствуют сравнительно небольшие потери (из мешка вышли более 2 тысяч бойцов, а потери составляют 179 человек). «События под Дебальцево — огромная трагедия, но это принесло некие плюсы на политическом поле. Ведь это не мы пошли в атаку после того, как были подписаны соглашения о прекращении огня», — пояснил Виталий.

НАСТУПАТЕЛЬНЫЙ НОВЫЙ ГОД. По мнению Виталия Лазебника, который находился на фронте с августа 2014 по август 2015 года, украинские силовые структуры сделали большой шаг вперед: «Улучшается снабжение и появляется новая техника. Ребята, которые приехали нас сменять, прибыли на новеньких КрАЗах и БТРах. У них были бронежилеты, выданные государством. А нам броники поставляли волонтеры. Теперь у Нацгвардии на передке есть все, что нужно. Про армию говорить не буду, но и там вроде тоже не жалуются. Построена система, которая показывает свою эффективность. И, например, бой под Марьинкой (3 июня. — Авт), когда наши вломили боевикам без особого урона для себя, это отлично показал».

719809-01-08

Украинские военные. Фото: AFP

В то же время Виталий отмечает, что 1 января завершается срок действия Минских соглашений, заключенных в разгар боев под Дебальцево. «Соответственно, есть  вероятность, что после Нового года боевики начнут активные боевые действия. Например, во второй половине января, когда после первых морозов промерзнет почва и можно будет использовать тяжелую технику».

Старший аналитик Международного центра перспективных исследований Анатолий Октисюк момент возможной эскалации передвигает на лето следующего года. «Именно летом удобнее всего вести боевые действия. Кроме того, к тому времени экономика России ослабеет настолько, что им придется срочно менять ситуацию». Дмитрий Тымчук также напоминает о том, что Минским договоренностям «осталось жить всего пару дней». «Заключить новые будет гораздо сложнее. Москва будет требовать, чтобы на Донбассе прошли местные выборыпод  контролем Кремля. Пытаясь добиться этого, Москва пойдет на любой шантаж, включая и новую эскалацию», — заявил Дмитрий Тымчук.

Источник: Сегодня

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code