Яресько обогащалась за счет американских налогоплательщиков? Есть такие подозрения

Перегляди: 664

Не все на Западе в искреннем или постановочном восторге от г-жи Яресько

3 октября редактор издания Consortium News Роберт Перри – авторитетнейший американский репортер-разоблачитель, прославившийся громкими расследованиями ряда неприглядных дел – например аферы «Иран-контрас», опубликовал материал, посвященный деятельности министра финансов Украины Натальи Яресько в «доукраинский» период.

По твердому убеждению автора, подкрепленному официальными документами, главный реформатор Украины и один из ведущих претендентов на пост премьер-министра нашей страны банально обогащалась за счет средств американских налогоплательщиков.

Ветеран американской журналистики провел собственное масштабное расследование в традиционно дотошной манере и поделился шокирующими результатами с читателями.

«Правительство США утеряло – либо просто утаивает – аудиторское заключение о финансовом состоянии и возможных нарушениях в бухгалтерском учете инвестиционного фонда, существовавшего за счет $150 млн. американских налогоплательщиков. Деятельностью этого фонда в упомянутый период руководила Наталья Яресько, ныне министр финансов Украины и лицо «реформ», проводимых поддерживаемым США режимом в Киеве. Сегодня она контролирует миллиардные потоки – средства, поступающие в рамках программы оказания Украине помощи Западом.

До получения украинского гражданства и назначения на пост министра финансов в декабре 2014 года, бывший дипломат Яресько трудилась управляющей фондом Western NIS Enterprise Fund (WNISEF). Конгресс США в 90-е годы на его создание выделил $150 млн., а надзор за деятельностью этой структуры, призванной запустить в Украине инвестиционную экономику, был поручен Агентству международного развития США (USAID), сообщает consortiumnews.com.

После назначения Яресько министром финансов Украины – и соответственно после ухода из WNISEF – я внимательно изучил имевшиеся в свободном доступе сведения о деятельности этого фонда и обнаружил схему осуществления инсайдерских сделок ради обогащения Яресько и ее коллег. Это открытие подтолкнуло меня к подаче в USAID запроса — в соответствии с законом о свободе доступа к информации — о результатах аудиторских проверок фонда, проведенных агентством. Запрос был подан в феврале.

Несмотря на то что к июню все имеющие отношение к этому вопросу документы были идентифицированы, агентство USAID затягивало процесс предоставления мне этих 34 страниц вплоть до 28 августа. Затем агентство заявило, что ничего не собиралось утаивать и «все 34 страницы переданы полностью».

Тем не менее после изучения полученных документов мне стало ясно, что в финансовой отчетности отсутствует несколько страниц. В частности, отсутствовал «анализ расходов» за трехлетний период с 2007 года – с разбивкой на 3, 6 и 9 месяцев. Вероятно, наиболее важным следует считать исчезновение абзаца, в котором аудиторы компании KPMG вполне могли перечислить выявленные нарушения бухгалтерского учета.

В «Независимом аудиторском отчете» KPMG за 2013-й и 2014 г. отмечается: «за исключением соображений, изложенных ниже, в третьем абзаце, мы провели аудит в соответствии со стандартами проверок, принятыми в Соединенных Штатах Америки». Этот бухгалтерский жаргон означает, что в «третьем абзаце» могло быть описание некоей деятельности WNISEF, не соответствующей общепринятым принципам бухгалтерского учета (GAAP).

Яресько

Но вместо упомянутого третьего абзаца в документе зияла пустота, и никаких других страниц агентство USAID мне не предоставило.

Судя даже по имеющейся в распоряжении одной странице отчета за 2013--2014 г., в этот раз аудиторы избегали позитивных оценок, используемых KPMG в отчетах за предыдущие годы: «По нашему мнению, консолидированная финансовая отчетность отражена справедливо и во всех существенных аспектах корректно отражает финансовое состояние WNISEF и его дочерних структур». Подобных слов нет в аудиторском отчете за 2013--2014 г.

В отчете KPMG за 2013--2014 г. отмечается: «Процедуры проведения аудита зависят от принятых аудиторами решений, в том числе по оценке вероятности существенного искажения финансовой отчетности – как по ошибке, так и по мошенническим соображениям. Процесс аудита также предусматривает оценку приемлемости практик ведения бухгалтерского учета и разумности значимых решений, принимаемых управленческими структурами, а также оценку общего качества предоставления финансовой отчетности».

Упомянутая страница отчета завершается фразой: «Мы полагаем, что собранные нами данные являются достаточной и адекватной основой для нашего аудиторского заключения». Однако, само заключение в тексте отсутствует.

31 августа я обратил внимание агентства USAID на эти странности. 15 сентября мне сообщили следующее: «Мы находимся в процессе поиска документов с ответами на вопросы, вызывающие у вас беспокойство. Мы ожидаем ответа от бюро/миссии к понедельнику 28 сентября 2015 года».

После того как упомянутый срок – 28 сентября 2015 г. – прошел, я вновь связался с USAID. 2 октября мне ответили, что сотрудники агентства «все еще ведут работу с соответствующей миссией по получению недостающих документов».

Чем бы ни была вызвана неспособность USAID предоставить пропавшие документы – бюрократической путаницей или преднамеренной попыткой оградить Яресько от критики, — столь любопытный факт лишь усиливает впечатление, того что менеджмент WNISEF явно не соответствовал высочайшим стандартам эффективности и этики в работе.

Предыдущая попытка бывшего супруга Яресько – Игоря Фиглуса поведать общественности о том, что он считал неподобающей деловой практикой фонда WNISEF, по его словам, совершенно не заинтересовало агентство USAID. Более того, в итоге Яресько в 2012 г. подала на него в суд штата Делавэр, воспользовавшись положением о сохранении конфиденциальности информации, чтобы заткнуть рот бывшему супругу. Она также получила решение суда о цензуре обвинений, которые он собирался озвучить.

Из корыта налогоплательщиков

И тем не менее другие имеющиеся в свободном доступе документы говорят о том, что Яресько и ее близкие коллеги по WNISEF занимались личным обогащением за счет финансируемого американскими налогоплательщиками инвестиционного фонда. Так, несмотря на то что годовая зарплата Натальи Яресько в WNISEF была ограничена потолком в $150 000 (в соответствии с соглашением о гранте USAID), в 2004-м ей было выплачено $383 259, а также возмещены расходы на сумму в $67 415. Этот факт подтверждается отчетностью, (стр. 22) поданной фондом WNISEF в федеральную налоговую службу США IRS.

Яресько

Среди полученных мной аудиторских документов есть «Анализ расходов» за 2004 год: в нем отражена выплата $1 282 782 в качестве «итогового поощрительного плана, основанного на долевом участии», и еще $478 195 в качестве «итогового поощрительного плана на основании прав на участие в прибыли». Эти цифры могут говорить о том, что Яресько более чем в 2 раза превысила свою максимальную зарплату в $150 000 за счет бонусов, полученных от инвестиций WNISEF (оплаченных средствами американских налогоплательщиков и проданных в 2004 году).

Компенсация, полученная Яресько за работу в WNISEF, была полностью удалена из свободно доступной информации, после того как она в 2006 г. основала два юридических лица: Horizon Capital Associates (HCA) для управления инвестициями WNISEF (и получения около $1 млн. в год за свои услуги) и Emerging Europe Growth Fund (EEGF) – частное предприятие, сотрудничавшее с WNISEF по инвестиционным сделкам.

Яресько учредила HCA и EEGF совместно с двумя сотрудниками WNISEF – Марком Ивашко и Ленной Кочарни (Mark Iwashko, Lenna Koszarny). Эти люди учредили и третью фирму – Horizon Capital Advisors, судя по отчетности, поданной WNISEF в налоговую службу IRS в 2006 году, «выполнявшую функцию советника инвестиционного менеджера компании HCA».

Переданные мне анализы расходов за 2004--2006 гг., свидетельствуют, чтофинансируемый налогоплательщиками фонд WNISEF потратил $1 049 987 на учреждение EEGF – частного инвестиционного фонда Яресько и ее коллег.

Агентство международного развития USAID, очевидно, не заметило ничего предосудительного в этих запутанных деловых отношениях, несмотря на явный конфликт интересов со стороны Яресько, других сотрудников WNISEF и аффилированных с ними компаний.

К примеру, в годовом отчете фонда WNISEF за 2012 г. (после публикации материала документ на сайте пропал, — Ред.) две страницы посвящены «сделкам со связанными сторонами». Именно здесь отражены выплаты фонду Яресько Horizon Capital ($1 037 603 в 2011 г. и $1 023 689 в 2012-м), а также совместные инвестиции WNISEF и EEGF в проекты. Напомним, на тот момент Яресько была основателем и управляющей фонда EEGR. При этом принадлежавший Яресько Horizon Capital управлял инвестициями как WNISEF, так и EEGF.

Бонусы, бонусы

О теме компенсаций: судя по отчетности, поданной фондом WNISEF в налоговую службу в 2013 г., сотрудники фонда получали миллионы долларов в виде дополнительных бонусов за завершение ряда прибыльных инвестиционных сделок, а сам фонд в целом нес в это время убытки. Отчетность говорит о том, что изначальный капитал WNISEF — $150 млн. – сократился более чем на треть до $94,5 млн.

Фонд WNISEF под руководством Яресько щедро раздавал деньги разнообразным инсайдерам. Например, в налоговой отчетности фонда за 2013 г. отражено, что финансируемая налогоплательщиками структура выплатила в качестве «расходов» по бонусной программе $7,7 млн., в том числе $4,6 млн. «действующим сотрудникам». Естественно, их имена не названы, но Яресько в то время тоже являлась «действующим сотрудником».

В налоговой отчетности WNISEF утверждается, что «долговременные поощрительные планы» не являются «выплатой компенсации за счет правительственного гранта, а представляют собой отдельный план поощрения, одобренный USAID и финансируемый за счет доходов, полученных от инвестиций». При этом упомянутые доходы должны были бы пополнять уже опустошенный капитал WNISEF, но их выплатили сотрудникам в качестве бонусов.

При этом бонусы выплачивались вне зависимости от общей прибыльности всего фонда. В отчете отмечается, что «компенсация не зависела от поступлений или чистых доходов, а скорее от прибыльности завершения портфельной инвестиции – т. е. если уровень прибыли превышал базисное значение, установленное советом директоров и одобренное агентством USAID». Следует отметить, что Яресько входила в состав совета директоров, определявшего упомянутые базисные значения.

Ни сотрудники USAID, ни Наталья Яресько не потрудились дать ответы на конкретные вопросы о возможном конфликте интересов в фонде WNISEF, о том, сколько денег Яресько заработала на WNISEF и связанных с фондом компаниях, как и о том, полностью ли она соблюдала требования американской налоговой службы IRS к подаче отчетности.

Затыкание рта бывшему супругу

В 2012 г., когда бывший муж Натальи Яресько – Фиглус – начал говорить о неправомерных, по его мнению, кредитах, полученных Яресько в Horizon Capital Associates для покупки и увеличения ее доли в EEGF (частном фонде, тесно связанном с WNISEF), Яресько отправила своих юристов в суд, чтобы заставить замолчать. А по словам адвоката Фиглуса, она намеревалась разорить его.

Исковое заявление, поданное в суд штата Делавэр, вызывает особый интерес – не только потому, что Яресько удалось добиться судебного решения о запрете на заявления со стороны бывшего супруга, но еще и потому, что суд согласился убрать из этих заявлений все конкретные бизнес-подробности со ссылкой на защиту конфиденциальной информации.

Поскольку Фиглус часть упомянутой информации предоставил одному из украинских журналистов, иск Яресько по сути превратился в расследование и поиск источника утечки: контакты Фиглуса с упомянутым журналистом были отслежены, а затем эта информация использовалась для получения судебного запрета на разглашение. По словам Фиглуса, суд не только лишил его возможности обсуждать коммерческие тайны, но даже в общих чертах рассуждать об инсайдерских сделках Яресько.

Заявления Фиглуса подвергнуты жесткой цензуре, а потому понять суть обеспокоенности бывшего мужа сложно. Не менее сложно оценить суммы полученных Яресько кредитов для наращивания ее доли в EEGF. Однако Игорь Фиглус утверждает, что считал себя обязанным сообщить о неподобающих сделках, заключенных Натальей Яресько.

В петиции, поданной 31 октября 2012 г. адвокат Игоря Фиглуса сообщает: «В любой момент, имеющий значение для данного дела, подзащитный действовал добросовестно и оправданно, в интересах общества, особенно, в отношении недобросовестного поведения… по крайней мере одного из партнеров общества – ВЫЧЕРКНУТО — , а также в отношении конкретного недобросовестного поведения, помимо ранее упомянутых действий – ВЫЧЕРКНУТО — …».

Иными словами, все без исключения конкретные подробности безжалостно вымараны цензурой.

В пояснительной записке защиты, датированной 17 декабря 2012 года, Игорь Фиглус утверждает, что попытки Яресько получить в суде запрет на озвучивание его заявления равнозначны нарушению закрепленного конституцией права на свободу слова:

«Очевидная проблема с петицией истцов состоит в том, что они просят суд принять постановление, запрещающее ответчику Фиглусу реализовывать свое право на свободу слова. При этом истцы даже не попытались предоставить суду какое-либо конституционное обоснование или подкрепление такой попытки по лишению Фиглуса его конституционных прав. Истцы не имеют права требовать этого, поскольку подобный запрет на высказывания недопустим с точки зрения конституции, а его принятие будет означать отход от основных принципов, закрепленных Биллем о правах, – как конституции США, так и конституции штата Делавэр».

Показания, прошедшие цензуру

Игорь Фиглус описал события так, как он видел их будучи одним из партнеров EEGF. Он говорил, что изначально «верил в то, что все, что она делает, правильно». Но, позже Фиглус «понял, что Яресько начала занимать деньги в HCA – ВЫЧЕРКНУТО, – но продолжал доверять супруге и не обращал внимания на реальные финансовые транзакции».

«В 2010 г., после расставания с Фиглусом, Яресько продемонстрировала Фиглусу (и потребовала подписать) некий «Договор обеспечения», согласно которому доли супругов в компании становились залогом выплаты кредитов, полученных в HCA. Именно тогда Фиглус впервые осознал масштаб кредитов, взятых Яресько, а также тот факт, что приобретение долей финансировалось за счет этих средств. К концу 2011 г. Яресько заняла примерно – ВЫЧЕРКНУТО – в HCA – как для финансирования покупки долей в партнерстве, так и для – ВЫЧЕРКНУТО…»

«У Фиглуса начало нарастать беспокойство по поводу долей и займов, выданных и далее выдаваемых инсайдерам на приобретение их долей… Несмотря на неопытность Фиглуса в этих вопросах, он посчитал неприемлемой практику выдачи HCA кредитов инсайдерам (а не всем партнерам) для финансирования покупки ими долей в компании…»

«Он обратился к одному из представителей USAID в Вашингтоне, поскольку это агентство по сути являлось одним из партнеров, а также предоставляло финансирование и осуществляло надзор за деятельностью WNISEF, но, судя по всему, сотрудник агентства не был заинтересован в изучении этого вопроса».

В ходе судебных слушаний адвокаты Яресько высмеивали утверждения Фиглуса о том, что он действовал как добросовестный гражданин: они уверяли, что им двигало лишь желание «нанести вред бывшей супруге», и он при этом нарушил условия соглашения о неразглашении информации. Адвокаты Яресько убедили суд в необходимости исключить текст этого соглашения из перечня свободно доступной информации.

В петиции истцов отслеживаются контакты Фиглуса с украинским репортером, чье имя также вымарано цензурой. «Фиглус, первоначально получив аудит от генерального партнера, предоставил этот документ – ВЫЧЕРКНУТО – полностью осознавая, что текст аудита не подлежит оглашению. Кроме того, примерно 2 октября 2012 г. – ВЫЧЕРКНУТО ИМЯ РЕПОРТЕРА – связался с рядом рядовых партнеров, сообщив им о том, что обладает «документальным доказательством» предполагаемого недобросовестного поведения генерального партнера, и предложил организовать интервью по этому вопросу».

В петиции отмечается, что 3 октября 2012 г. репортер сообщил Фиглусу, что Яресько «позвонила – ВЫЧЕРКНУТО – редакторам его газеты с криком «только не его», по какой-то причине». В итоге материал украинского журналиста так и не был опубликован.

Адвокатам Яресько удалось успешно добиться запретительного решения суда в отношении Фиглуса, и они продолжали преследовать его, несмотря на то, что его защитник уверил их в том, что его клиент не будет предпринимать дальнейших действий по разглашению информации о финансовых сделках. Адвокат также сообщил, что Фиглус по сути находится на грани банкротства.

14 мая 2014 г. Фиглус подал жалобу в суд, утверждая, что его лишают права на его доли в EEGF – якобы ему сообщили, что такое решение вызвано тем, что его доля является залогом за займы, взятые Яресько. Но в тот же день адвокат Яресько Ричард Ролло оспорил это заявление, пояснив, что все происходящее вызвано тем, что EEGF и Horizon Capital "столкнулись со значительными перерывами в ведении бизнеса и прочими трудностями, связанными с текущим политическим кризисом в Украине».

Яресько

Яресько

В петиции также отмечалось, что взаимные инвестиции EEGF и финансируемого американскими налогоплательщиками фонда WNISEF продолжают находиться под угрозой из-за политической нестабильности и гражданской войны, охватившей Украину.

Лицо реформ

К декабрю 2014 г. Яресько уходит со всех должностей, связанных с фондом WNISEF, получает украинское гражданство и пост министра финансов Украины. В статье, посвященной назначению Яресько, Джон Хелмер, иностранный корреспондент, долгое время проживший в России, раскрыл суть судебной тяжбы Яресько с Фиглусом, а также назвал имя украинского репортера – Марк Рачкевич из Kyiv Post.

«Не редкость, когда американские супруги совместно ведут бизнес по управлению активами в бывшем Советском Союзе, извлекая прибыль под гарантии американского правительства благодаря информации, полученной ими на своих государственных должностях и посредством контактов. Редкость – это когда они расходятся, не поделив добычу», — писал Холмер.

Когда я связался с Джорджем Пазуняком, адвокатом Фиглуса, чтобы расспросить его об агрессивной реализации соглашения о неразглашении, проведенной Яресько, он пояснил мне, что «на данный момент мне очень сложно оценить, насколько негативным оказалось влияние этих действий на моего клиента». Адвокат также сообщил, что все случаи редактирования и цензуры текстов проведены по настоянию адвокатов Яресько.

Я направил подробные вопросы в агентство USAID и Наталье Яресько через нескольких ее знакомых. В частности, меня интересовало, какая сумма осталась от $150 млн. средств американских налогоплательщиков, почему Яресько не сообщила о получении компенсации от «связанных организаций». Задал вопрос и о том, получала ли она какую-либо сумму из $4,6 млн., выданных сотрудникам фонда WNISEF в 2013 г. в качестве бонусов. Меня интересовало, сколько денег в целом она заработала за счет сотрудничества с WNISEF, а также какое решение приняли чиновники агентства USAID в ответ на жалобу Фиглуса. Был и вопрос, насколько уместной считает Яресько свою судебную кампанию по затыканию рта бывшему супругу с учетом ее теперешней должности и традиции проведения тайных финансовых сделок в Украине.

Сотрудница пресс-службы USAID Аннетт Отлон направила мне отписку, не содерщую ответов на мои конкретные вопросы. Вместо того чтобы рассказать о деятельности WNISEF и компенсации, выплаченной Яресько, там описывался лишь относительный успех фондов, финансируемых USAID в Восточной Европе. Она сообщила лишь следующее: «На тот момент, когда Horizon Capital начал осуществлять управление активами WNISEF, агентство USAID получило от Натальи Яресько информацию об изменении структуры управления. На тот момент агентство не выявило в ее информации несоответствий».

Одна из сотрудниц Яресько, Татьяна Бега, менеджер Horizon Capital по вопросам инвестиций, сказала, что переслала Яресько мои вопросы, но ответов от нее не было.

Несмотря на подозрения в том, что Яресько незаконным образом обогащалась за счет американских налогоплательщиков, а затем с помощью суда в Делавэре избежала возможного разоблачения этих поступков, ведущие американские СМИ продолжают воспевать ее, называя лицом реформ украинского правительства.

Мери Яресько мать и Джон Яресько брат Наталии Яресько рассказывают о Наталии. Мери Яресько держит в руках детскую фотографию будущего министр финансов Украины. Вуд Дейл, округ Ду-Пейдж, Иллинойс. 16 март 2015 года. (Chuck Berman/Chicago Tribune/TNS)

Так, в январе автор колонки в New York Times Томас Фридман назвал Яресько образцом нового типа украинских лидеров, «разделяющих наши ценности» и заслуживающих безусловной американской поддержки. Фридман, совершенно не подвергая сомнению эти слова, просто процитировал выступление Яресько перед международной финансовой элитой в Давосе, где она бичевала российского президента Владимира Путина: «Путин боится Украины, требующей, желающей и настаивающей на жизни в соответствии с европейскими ценностями – с полноценным гражданским обществом, свободой слова и вероисповедания, а также системой выбранных украинским народом ценностей, за которые они отдавали свои жизни».

Судя по непрозрачности финансовой отчетности фонда WNISEF и затыканию рта бывшему супругу, Яресько демонстрирует мало уважения в отношении прозрачности или иных демократических ценностей.

Складывается впечатление, что агентство USAID более заинтересовано в защите Яресько и сохранении имиджа киевского правительства, а не в защите интересов американских налогоплательщиков и обеспечении использования инвестиций WNISEF для подлинного улучшения жизни украинских граждан».

Источник: 2000

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code