За кулисами битвы гражданского общества против коррупции в Украине

Перегляди: 402

Осуждение коррупции в Украине является выгодным делом. Борьба с ней — нет. Советы в духе «прогнать всех коррумпированных чиновников и политиков», которые со всех сторон получает гражданское общество Украины, трудно претворить в жизнь. История одного антикоррупционного института, Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАЗК), показывает, что именно стоит за словами: «Прогресс Украины в преодолении коррупции очень медленный» и каких усилий стоит продолжение борьбы гражданским обществом

Коррупция не возникла во времена Януковича и не исчезла после того, как он потерял власть. Начнем от самого начала…

Почему в Украине существует коррупция?

Согласно политическому исследователю М. Джонсону, существуют четыре основные универсальные причины коррупции:

  1. низкая политическая конкуренция;
  2. слабый и неравномерный экономический рост;
  3. слабое гражданское общество;
  4. отсутствие институционных механизмов борьбы с коррупцией.

К сожалению, в Украине присутствуют все четыре фактора, а также распространено пренебрежительное отношение к закону, как следствие тоталитарного прошлого. Власть во времена СССР нужно было прославлять, а не допрашивать, и общественная активность часто становилась прямым путем в тюрьму. Когда развалился Советский Союз, получившие власть могли беспрепятственно пользоваться ею — в обществе не было опыта строгого контроля за властью. Как результат, большинство государственных служащих и политиков, официально живущих на маленькую зарплату, являются частью сложной взаимосвязанной системы разграбления государственных ресурсов и торговли правосудием за взятки.

Небольшое количество украинских реформаторов из маленькой прослойки активного гражданского общества оказалось перед вызовом изменить систему ценностей и сетей под жестким контролем олигархов, которые существуют уже десятилетия.

Два новых инструмента: Национальное антикоррупционное бюро и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции

Антикоррупционное законодательство удалось принять благодаря усилиям гражданского общества, а именно экспертов Реанимационного пакета реформ и Transparency International. Созданы многочисленные инструменты борьбы с коррупцией, наиболее важными из которых являются Национальное антикоррупционное бюро, которое будет преследовать нарушителей закона, и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАЗК), которое будет служить центром всех инициатив по предотвращению коррупции и трудоустроит до 600 лиц.

Вот короткий обзор того, против чего они будут бороться, и предлагаемых решений.

Актуальные примеры коррупции Решения, которые разрабатывают реформаторы
1. Государственные служащие/политики владеют незадекларированным имуществом — это классический способ прикрытия коррупции.

65398f2-1680-villa-levockina6
Средства украинского государства часто используются для покупки недвижимости за рубежом коррумпированными политиками, например, этой виллы Сергея Левочкина в Южной Франции. Фото: Украинская Правда
Роман Насиров, глава Государственной фискальной службы, официально владеет одним земельным участком площадью 395 м. кв. Другая собственность — многочисленные земельные участки, дома, квартиры — официально принадлежат другим членам его семьи. Насиров также не задекларировал квартиру в Лондоне, которая тем не менее зарегистрирована на его имя, и за которую он получает $150 000 арендной платы.Бывший Генеральный прокурор Украины Виктор Шокин также владеет особняком около Киева, который он не задекларировал в течение 2013—2014 гг. В 2014 году он передал эту недвижимость неизвестной женщине в качестве подарка.

Депутат Сергей Левочкин владеет виллой стоимостью 40 млн евро на побережье Франции, официально зарегистрированной как собственность датской компании Glorietta Investments|APS.
Новопринятый закон о государственном финансировании политических партий будет способствовать уничтожению политической коррупцией, конечным результатом которой становится незаконное получение политиками денег в обмен на повышение политического влияния украинских олигархов или даже других государств, например, России. Однако необходимо установить жесткий присмотр за распределением средств и за их использованием политическими партиями, что является одной из функций НАЗК, до сих пор не начавшего работу.Кроме того, НАЗК будет контролировать реализацию законодательно принятых антикоррупционных инициатив, а именно будет иметь дело с новыми (для Украины) понятиями «конфликта интересов», подарков, общего использования активов и тому подобное.
2. Государственные служащие и политики владеют чрезмерным богатством, которое зарегистрировано на членов семьи.

ap_pic
Жена депутата Евгения Балицкого приобрела самолеты, стоимость которых превышает годовой доход семьи по крайней мере в 10 раз. Фото: declarations.com.ua
Исполняющий обязанности председателя Государственной службы по контролю за наркотиками Олег Дзисяк формально не владеет ничем. Но его жена владеет домом площадью 800 кв. м. около Киева, двумя земельными участками и жилым домом.Семья депутата от Оппозиционного блока (преемника партии Януковича «Партия Регионов») Евгения Балицкого заработала 20 тыс. дол. в 2014 году. Но в июне того же года его жена зарегистрировала пять самолетов общей стоимостью по крайней мере 200-500 тыс. дол.

Служащие Службы безопасности Украины ездят на роскошных автомобилях, которые официально являются собственностью членов семьи (матери, жены, отца, сестры жены).

Государственные служащие часто отказываются декларировать имущество своей семьи. По состоянию на сегодня отказались рассказать об имуществе своей семьи 16 судей Киевского апелляционного суда.
Новые законы об электронном декларировании активов облегчат расследования (раньше декларации были доступны лишь в виде отсканированных изображений документов).Новые законы криминализируют незадекларированные активы или активы, которые используются, но официально не находятся в собственности — например, автомобили.

НАЗК будет контролировать стиль жизни и имущественные декларации с целью выявления коррупционных узлов. Она также предоставит защиту частным антикоррупционными детективам, которые очутятся под угрозой представителей старой системы.

НАЗК также поможет органам местного самоуправления принять собственные антикоррупционные программы, а также проводить расследования и обучать антикоррупционных экспертов.
3. Отмечается накопление судьями значительного богатства, происхождение которого сложно объяснить и которое задекларировано как подарки, наследство или призы.

ap_pic_2
Эта роскошная резиденция судьи Алексея Евсикова стоит намного больше, чем позволяет его зарплата. Средства на ее приобретение он получил в качестве «подарков». Фото: depo.ua
Такой тип коррупции особенно распространен среди судей. Вплоть до 95% богатства в их декларациях указано как призы, подарки или дивиденды. Судьи также известны декларированием огромных доходов от своей профессиональной деятельности, что абсолютно недостоверно в украинских условиях. В таких обстоятельствах обеспечение верховенства закона является нереалистичным. Кроме контроля за декларациями НАЗК будет работать над принятием этичных норм относительно приемлемых и неприемлемых подарков, а также определит понятие «конфликта интересов» (пока что такое определение в Украине отсутствует). Любой подарок сверх определенного предела будет рассматриваться как взятка. Агентство также будет участвовать в разработке и выполнении мероприятий властей в борьбе с коррупцией.

Нынешний саботаж реформ «старой гвардией»

Самым сложным, как это часто происходит в Украине, является выполнение данных законов. Поскольку конечной целью любой системы является самосохранение, не следует ожидать быстрых перемен. Нынешняя система является непрозрачной, полной легальных лазеек и основанной на взаимной поруке. Как результат, средства разворовываются и государственные служащие обогащаются без ограничений. Знаковой иллюстрацией этого является дворец экс-президента Януковича.

image-23317

Дворец Януковича стал символом коррупции.

1_che

«Украинский парламент принял антикоррупционное законодательство еще в дни Турчинова (переходная власть, которая действовала после победы Евромайдана в феврале 2014 года). Теперь кажется, что они действительно прочитали все законы и решили, что антикоррупционный поезд необходимо остановить», — рассказал Euromaidan Press Евгений Черняк из Transparency International.

По словам господина Черняку, саботаж происходит на стольких уровнях, что его можно назвать «скоординированной попыткой блокировать реформы». Самыми большими саботажниками являются Кабинет министров и отдельные фракции Верховной Рады, а именно — Народный фронт (созданный Яценюком), Блок Петра Порошенко, Оппозиционный блок (преемник Партии регионов), Воля Народа и Возрождения.

Вопиющим примером являются дополнение к законам о предотвращении коррупции, которые были приняты во время голосования за бюджет на 2016 год. Принятые тайно, во избежание внимания со стороны гражданского общества и большинства украинских депутатов, дополнения переносят запуск новой системы электронного декларирования имущества на 1 января 2017 года.

Кроме того, 48 депутатов Оппозиционного блока обратились в Конституционный суд, выступая против правил, предусмотренных новой системой электронного декларирования.

Каждый день представители старой системы в Украине пытаются уничтожить антикоррупционный потенциал нового законодательства, и только бдительность и инициативы гражданского общества при помощи иностранных партнеров могут удержать Украину от сползания назад под контроль олигархов. Наиболее недавним примером является вето, наложенное президентом на тайную попытку принять дополнения к Закону «О предотвращении коррупции» после обращений со стороны гражданского общества.

Попытки элиты получить контроль над НАЗК

НАЗК станет настоящим кошмаром для украинских коррумпированных политиков, если оно будет действительно независимым и эффективным. Однако уже почти в течение двух лет его роботу не удается начать. Согласно Реанимационному пакету реформ, причиной являются многочисленные попытки нарушить независимость этого нового агентства.

Прежде всего, НАЗК должно избрать конкурсную комиссию, которая, в свою очередь, выберет людей, которые будут работать в НАЗК. Согласно закону «О предотвращении коррупции», четырех членов конкурсной комиссии должны избрать общественные организации с опытом антикоррупционных мероприятий, другие четыре должны представлять парламент, правительство, президента и Национальное агентство по вопросам государственной службы.

17 мая 2015 года КМУ организовал встречу общественных организаций для выбора их четырех представителей в НАЗК, но по процедуре организаций.

image-23319

Этот рисунок показывает, слева направо: организации, единственным доказательством антикоррупционной деятельности которых были лишь взаимные подтверждения; организации, зарегистрированные на одно и то же лицо или имеющие того же руководителя; организации, использовавшие одинаковые описания своей деятельности или достижений.

Среди 51 приглашенных организаций лишь 20 могли «доказать» свой антикоррупционный опыт в тот или другой способ. Много из них зарегистрированы по одинаковому адресу и имели одних и тех же директоров. По словамприсутствующих на встрече депутатов, «конспиративные действия организаций» вылились в хорошо управляемое голосование за победителей, определение и согласование которых состоялось загодя.

Слабое гражданское общество — наследство советских времен

В СССР личная инициатива не поощрялась — идеальный гражданин должен был быть лишь винтиком в машине коммунизма. Когда Советский союз развалился, после 70 лет тоталитаризма, украинцы не имели опыта контроля власти. Невзирая на расцвет гражданских инициатив после Евромайдана, надо приложить еще много усилий, чтобы создать крепкую структуру организаций, которая заставит власть работать. Пока что многие общественные организации принадлежат к гражданскому обществу лишь на словах.

Общественные организации-марионетки» распространены в Украине. Зарегистрировать организацию достаточно легко. Среди 170 тыс. официально созданных организаций лишь небольшое количество действительно делает что-то полезное для общества. Часто это организации-марионетки, которые лоббируют частные интересы. В стране отсутствует традиция быть членом клубов, как в Западной Европе. В Украине кто-то может быть членом организации лишь тогда, когда он или она очень активны или получают что-то взамен. — Евгений Черняк, Transparency International Ukraine

После двух судебных исков от Transparency International и обращения нескольких активных депутатов в Генеральную прокуратуру, 22 июня 2015 года Премьер-министр Яценюк отреагировал и показал свое желание что-то сделать с этим конфликтом. Однако лишь после написания коллективного листа антикоррупционных организаций, обращений международных партнеров и большого количества потерянного ценного времени правительство наконец приняло решение перезапустить отбор членов НАЗК 19 августа 2015 года

Четыре представителя общественных организаций, отобранные в конкурсную комиссию на сомнительных выборах, приняли ответственное решение подать в отставку, но следующие выборы не стали началом конструктивной работы комиссии. Комиссия решила, что для начала ее работы хватит трех избранных в комиссию лиц, и сами выборы были проведены с серьезными нарушениями. Этого было достаточно для того, чтобы избранный член комиссии Виктор Чумак подал в отставку, при этом заявив, что избрание двух других членов комиссии, Наталии Корчак, которая была рецензентом диссертации Премьер-министра Яценюка, и Александра Скопича, состоялось несмотря на конфликты интересов и манипулирование процедурой.

Украинская власть не заинтересована в возникновении новых эффективных антикоррупционных органов и делает все, чтобы выхолостить новое антикоррупционное законодательство, — сказал Чумак в своем заявлении об отставке. Потом он покинул и парламентскую фракцию Блока Петра Порошенко.

То же случилось с предыдущими антикоррупционными усилиями в Украине.

1_cho
Слова Чумака вторят заявлению, сделанному Татьяной Чорновол(журналисткой, ставшей потом депутатом, одно из лиц Евромайдана) 18 августа 2014, когда она подала в отставку года с должности руководителя Национального антикоррупционного комитета, предшественника нынешних антикоррупционных институтов в Украине: «в Украине отсутствует политическая воля вести жесткую и масштабную войну против коррупции».

В то время антикоррупционный комитет трудоустраивал 1200 работников в семи региональных отделениях.

Основанный вторым правительством Тимошенко в 2009 году, Национальный антикоррупционный комитет должен был проводить систематический анализ и разрабатывать мероприятия борьбы с коррупцией.

Во время первой его встречи 22 апреля 2010 года большинство его членов были служащими правительства, а в сентябре 2011 года теперь опальный Президент Украины Виктор Янукович возглавил его, тогда как Министр юстиции стал секретарем. Понятно, что контроль Комитета правительством превратил его на средство управления коррупцией вместо того, чтобы бороться с ней. В 2014 его объявили провалом и заменили на Национальное антикоррупционное бюро (как раз начинающее свою работу, расследуя случаи коррупции).

Целью представителей «старой системы» станет установление контроля над организациями, которые могут помешать их денежным потокам. Насколько быстро Украина будет двигаться вперед, будет зависеть от способности антикоррупционных крестоносцев продолжать работать и не поддаваться системе.

Вскоре начнет работать НАЗК

16 марта 2016 года, после многих дней напряженных дискуссий, были избраны еще два члена НАЗК. Господин Черняк охарактеризовал это событие как «победу гражданского общества». Два новых работника имеют глубокий опыт антикоррупционной деятельности. Руслан Рябошапка работал на руководящих должностях в Transparency International Ukraine и был заместителем Министра юстиции после марта 2014 года. Руслан Радецкий известен как адвокат в деле изнасилования во Врадиевке, по итогам которой он обеспечил наказание преступников — офицеров полиции. Следующим шагом НАЗК является избрание руководителя.

Перспективы антикоррупционных усилий в Украине и как их поддержать

Мы рассчитывает на то, что система электронного декларирования и этичный комитет начнут работу в этом году, потом мы начнем работать с местными органами. Но мы увидим результаты через 2-3 года. Эти вещи нуждаются во времени. Агентство новое, люди новые, мы все учимся. Для всех нас это новый опыт, — объясняет господин Черняк, который берет участие в антикоррупционных мероприятиях со времен Евромайдана.

Что может помочь новым инициативам? Для начала, поддержите их.

Контролируемые олигархами СМИ попробуют дискредитировать новые усилия; мы нуждаемся в информационной поддержке, поддержке общества, международной поддержке, — предупредил господин Черняк.

На финансирование НАЗК были выделены 30 млн грн (1,1 млн дол.), но за счет этой суммы необходимо приобрести специальное программное обеспечение, которое может анализировать огромные базы данных, касающихся многочисленных политических партий, игроков и возможных конфликтов интересов. Другим значительным способом помочь, по словам пана Черняка, является обмен опытом:

Больше всего, мы нуждаемся в опыте и знаниях. Мы не хотим быть обычными клерками; мы хотим учиться на международном опыте. Поэтому мы имеем огромную потребность в специалистах, имеющим опыт работы в подобных институтах, и которые могут приехать в Украину и показать, как они работают.

Источник: voxukraine.org

Автор: Аля Шандра, выпускающий редактор сайта euromaidanpress.com

Первоначально статья была опубликована на сайте euromaidanpress.com

 

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code