Закон о национальной безопасности. Что он меняет и зачем это Украине?

Перегляди: 216

Петр Порошенко подал в Верховную Раду законопроект №8068 о национальной безопасности. Этот документ определяет движение Украины в направлении Евросоюза и НАТО. Текст, кроме всего прочего, предусматривает развитие государства даже в условиях военного конфликта, а в некоторых положениях и действия в условиях военного положения. 112.ua проанализировал, что в новом документе жизненно необходимого для развития армии и всего силового блока

Screenshot_18

Война на востоке Украины и оккупация части ее территории, начавшиеся с 2014 года, заставили руководство государства реформировать оборонный сектор. И без обновленной законодательной базы это невозможно. Очень логично и вполне естественно, что закон о национальной безопасности, написанный во время реальной войны и с помощью иностранных советников, будет отличаться от законов о той же безопасности и обороны страны в начале 2000-х (хотя и старые законы были просто переписаны с еще более старых 90-х). Новый закон «О национальной безопасности» Верховная Рада пока не приняла, но СМИ уже обнародовали полный текст документа. В его заключительных положениях указано, что после принятия этого закона теряют свою силу три уже существующих: ЗУ «Об основах национальной безопасности Украины» 2003 года, ЗУ «О демократическом гражданском контроле над Военной организацией и правоохранительными органами государства» 2003 года и ЗУ «Об организации оборонного планирования» 2005 года.

Для того, чтобы понять, зачем принимать новый закон, если есть аж три старых, мы сравнили эти документы. И теперь становится понятным, что в новом документе есть жизненно необходимого для развития армии и всего силового блока, что выкинули, а что добавили, и для постоянных читателей любимое – где здесь «зрада» (если кто найдет), а где «перемога» (если кто найдет). Кроме того, мы нарисовали для вас этот закон в картинках, чтобы лучше запомнился.

Что принципиально нового в ЗУ «О национальной безопасности»?

Текст, кроме всего прочего, предусматривает развитие государства даже в условиях военного конфликта, а в некоторых положениях и действия в условиях военного положения. Авторы (документ будет представлен президентом) пытались прописать, кто кому будет подчиняться, кто за что будет отвечать и кто будет нести ответственность.

Следующая диковинка для Украины и ее оборонного бюджета – это планирование на основе возможностей. Максимально эффективное использование имеющихся средств и разумная иерархия приоритетов: «на что мы сегодня тратим деньги – на что в следующем периоде – сколько осталось – как мы можем правильно использовать остаток». Так думают и планируют в НАТО, и Украину учат иностранные советники. «Когда вы идете в магазин со своим ребенком и он хочет три пальто за один раз — красное, зеленое и синее. И красное пальто — теплее всех. Но ребенок хочет зеленое, а у вас есть деньги только на одно пальто. Мы это называем ограниченными ресурсами... Вы не сможете купить все пальто одновременно, но вы можете купить лучшее – красное. Необходимо научиться „выжимать сок из лимона“, использовать ресурсы по назначению», — как-то сказал мне в интервью старший оборонный советник Стивен Сильверстайн (США).

Ну и одно из самых важных положений нового закона – это определенный годовой объем расходов на финансирование сектора безопасности и обороны. Он должен составлять не менее 5% запланированного объема ВВП, из которых не менее 3% должны идти исключительно на силы обороны. Размер расходов на оборонно-промышленный комплекс должен быть не менее 0,5%.

Национальные интересы сократили оптимизировали

Сравнивая новый документ с ЗУ «Об основах национальной безопасности Украины» 2003 года, видно, что сейчас уменьшили перечень национальных интересов. Например, в старой версии был даже пункт «развитие духовности, моральных основ, интеллектуального потенциала Украинского народа, укрепление физического здоровья нации, создание условий для расширенного воспроизводства населения, сохранение и укрепление института семьи». Или одним из приоритетных национальных интересов в Украине было «...гарантирование свободного развития, использования и защиты русского, других языков национальных меньшинств Украины” (это к вопросу ущемления чьих-то языков).

Эти понятия для каждого украинца настолько субъективны, что в новом законе решили объединить в три глобальные сферы национальных интересов:

— государственный суверенитет и территориальная целостность;

— развитие экономики, гражданского общества, рост уровня и качества жизни населения;

— интеграция в ЕС и членство в НАТО (правильнее сказать, движение в этом направлении).

Силы безопасности и обороны. Что это и кто сюда входит?

Минобороны, ВСУ, МВД, Нацгвардия, Нацполиция, Госпогранслужба, Государственная миграционная служба, Государственная служба по чрезвычайным ситуациям, СБУ, Управление госохраны, Госслужбы спецсвязи и защиты информации, Государственная специальная служба транспорта, Аппарат СНБО, разведывательные органы, центральный орган исполнительной власти по военно-промышленной политике, другие органы.

Самая крутая, конечно, должность президента, потому что он верховный главнокомандующий, руководит всеми силами безопасности и обороны: объявляет войну и вводит военное положение/чрезвычайное положение, принимает решение о всеобщей или частичной мобилизации, издает приказы, директивы по вопросам обороны, возглавляет Совет национальной безопасности и обороны, назначает и освобождает секретаря СНБО и его заместителей, назначает/освобождает высшее командование ВСУ (по рекомендациям главнокомандующего) и много других обыденных дел.

В сентябре прошлого года Петр Порошенко ввел в действие решение СНБО „О Ставке верховного главнокомандующего“. СВГ — это чрезвычайный орган высшего военного управления, или место, откуда верховный главнокомандующий руководит страной во время войны. СВГ была создана в 1941 году во время Второй мировой, ее почти сразу возглавил Сталин, туда вошли известные полководцы и военачальники. Не путать с Генеральным или Оперативным штабом, это другое. Но поскольку указ Петра Порошенко „для служебного пользования“ и „совершенно секретно“, узнать о Ставке можно немного.

Предложение о создании Ставки верховного главнокомандующего подает СНБО и предлагает ее персональный состав, а президент утверждает.

Минобороны

Здесь ничего особо не изменится, по крайней мере в 2018-м году. Министерство, как и ранее, должно заниматься подготовкой государства к обороне, военной и военно-технической политикой, оборонным планирования, заботиться о распределении ресурсов, о своей кадровой политике, об обеспечении ВСУ и тому подобное. Однако мы также в своих статьях неоднократно рассказывали, что министр обороны будет гражданским лицом (не военным) и его заместители тоже. Теперь это будет прописано в законе.

„Министр обороны Украины назначается на должность Верховной Радой Украины по представлению президента Украины из числа гражданских лиц. Первый заместитель министра обороны Украины и заместители министра обороны Украины назначаются из числа гражданских лиц“, — говорится в статье 15 этого документа.

Поэтому в заключительных положениях сказали, что этот закон о нацбезопасности вступает в силу со следующего дня его опубликования, кроме статьи 15 о назначении гражданского министра обороны и его заместителей, эти положения вступают в силу с 1 января 2019 года. То есть еще год министр обороны Украины будет военнослужащим, и очевидно, что это Степан Полторак.

Также в законопроекте прописали, что целая 16 статья о перестройке ВСУ и Генерального штаба вступает в силу с 1 января 2021 года. Сегодня Виктор Муженко является и главнокомандующим ВСУ, и начальником Генерального штаба ВСУ. Эти должности должны быть разделены – отдельно главнокомандующий и отдельно будет начальник Генштаба.

Главнокомандующий станет самым высоким военным должностным лицом, подчиненным президенту и министру обороны, на него будет возложена вся полнота полномочий по руководству Вооруженными силами Украины. В его подчинении будут: Генеральный штаб ВСУ, Объединенный оперативный штаб ВСУ, командования видов (отдельных родов войск, сил), другие органы военного управления, не относящиеся к видам (отдельным родам войск, сил) Вооруженных сил Украины.

Офис Реформ МОУ

Вот собственно это и вступит в силу с 2021 года.

Также интересно, как будет действовать реальный Объединенный оперативный штаб ВСУ. Его возглавит командующий объединенными силами (назначается/освобождается президентом), он подчиняется главнокомандующему. В его обязанности входит планирование применения и управления объединенными силами, отвечает за обретение способностей в сфере управления, связи и обработки информации, участвует в реализации политики применения и развертывания сил, в разработке планов».

Замысел применения объединенных сил в операциях утверждается президентом.

В МВД тоже особо ничего не изменилось, что бы противоречило прямым законам, которые касаются правоохранительных органов. Единственное, что нужно отметить, это то, что в мирное время Национальная гвардия выполняет правоохранительные функции, а в военное время входит в состав сил обороны и подчиняется главнокомандующему ВСУ.

Демократично-гражданский контроль

Украинцы смогут контролировать свои Вооруженные силы или другие силовые структуры через общественные организации, членами которых они являются, через депутатов представительных органов власти, которых они выбирают, или же через СМИ, формируя общественный запрос на информацию. То есть демократичность контроля автоматически заложена в праве выбора тех, кто будет напрямую осуществлять этот контроль – парламента и президента.

Дальше все просто. Контроль гражданский, потому что его осуществляют гражданские (не военные) люди, которые находятся на посту президента, в парламенте, СНБО, Кабмине и органах местного самоуправления, а с 2019 года и должность министра обороны. Мы написали большую статью о демократическом контроле, где объясняли, что это такое и как его внедряют.

Кто уполномочен осуществлять контроль над оборонным сектором, так это президент, Верховная Рада, Кабмин, другие органы исполнительной власти и местного самоуправления, суды и общественность. Если совсем коротко, то президент контролирует весь сектор безопасности и обороны через СНБО и секретаря Совета. Верховная Рада принимает законы и в частности оборонный бюджет, то есть регулирует расходы и их использование. Также парламент может создавать временные комиссии для расследования или контроля вопросов, которые имеют общественный интерес. Контроль за соблюдением прав и свобод человека в оборонном секторе выполняет уполномоченный ВРУ по правам человека. Военного омбудсмена пока не предвидится.

Кабмин обеспечивает этот контроль во всех силовых ведомствах. Должен обеспечивать.

И немного о СМИ. Спойлер: ничего для работы медиа не изменится. В законе от 2003 года «О демократическом гражданском контроле над Военной организацией и правоохранительными органами государства» было указано (ВНИМАНИЕ!), что СМИ «способствуют повышению престижа службы защитников Отечества, укреплению доверия общества к Вооруженным силам Украины, другим составным частям Военной организации государства, правоохранительным органам». В новом законе такого нет, потому что такие распоряжения могут существовать для любого государственного органа, но не для журналистов!

Планирование

Еще раз напомним, что принципиальное изменение должно произойти в самих подходах к планированию, учитывая изменения в обстановке безопасности (внутри страны, на ее границах и ситуацию с сопредельными государствами) и экономические и финансовые возможности Украины. Долгосрочное планирование (более 5 лет, в старом законе – на 12 лет), согласно закону, должно быть в виде следующих документов:

Стратегии национальной безопасности, Стратегии военной безопасности, Стратегии общественной безопасности и гражданской защиты (разрабатывается МВД, касается вызовов и угроз гражданскому населению и их предупреждения), Стратегии развития оборонно-промышленного комплекса (представляет Центральный орган исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную военно-промышленную политику) и Национальной разведывательной программы (ответственный координационный орган по вопросам разведывательной деятельности).

***

Недавно министр обороны США Джеймс Мэттис призвал Верховную Раду как можно скорее принять закон о национальной безопасности, "который обеспечит прочную правовую основу для реформ в сфере обороны для поддержки безопасной и демократической Украины”. Какое дело главе Пентагона до украинского закона и сроков его принятия? Ответ напрашивается сам – они хотят видеть, на что идут их деньги и как используется то, что США передает Украине. Это возможно только с внедрением демократического гражданского и общественного контроля, а также внутреннего контроля. Есть ли гарантия, что закон сможет хоть немного снизить уровень коррупции в оборонном секторе? Нет. Это человеческий фактор, там все равно остаются те же люди. Пока что.

Далее. Закон призван четко разграничить полномочия силовых ведомств и даже полномочия каждого органа внутри этих ведомств. Чтобы избежать дублирования функций и непонятности, кто за что отвечает, кто кому подчиняется. Это важно.

И последнее. Украина стремится стать членом НАТО, это один из приоритетных национальных интересов, то есть принятие стандартов альянса в подготовке, обеспечении, командовании. Законы соответственно тоже надо адаптировать. И не столько ценный закон "О национальной безопасности”, сколько разумно прописаны стратегии безопасности и военные доктрины, ну и своевременное их выполнение.

Ирина Сампан

Источник 112

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code