Закулисная жизнь «Николаевского тепловозоремонтного завода»

Перегляди: 1 014

Крупные работающие предприятия Николаева можно буквально пересчитать по пальцам

Многие из них, благодаря тому, что остаются на плаву, становятся примером для подражания и гордостью города. Не так давно на информационных просторах зазвучало имя Николаевского тепловозоремонтного завода, который и работает, и армии помогает… Особенно в преддверии выборов завод достиг такой популярности, что сам бренд можно выдвигать в кандидаты.

Из-за красивых ворот предприятия фотокамеры регулярно дают нужную картинку, но за кулисы его  деятельности мало кому удавалось заглянуть. Возможно, для кого-то будет открытием, что учредителей ООО «НТРЗ» два: Игорь Павлов и Вячеслав Симченко, он же директор. От лица завода всегда говорит Вячеслав Валентинович, но в этот раз мы поговорим с основателем и соучредителем предприятия — Игорем Николаевичем, без которого никогда не было бы «НТРЗ».

— Игорь, за последнее время завод стал знаменит, но, как нам стало известно, на самом деле не все так гладко с предприятием. Что происходит на самом деле, и как обстоят дела с рентабельностью НТРЗ?

— К моему сожалению, сейчас завод является всего лишь политической декорацией директора. На самом деле за последний год сложилась очень плачевная ситуация. Вячеслав, как руководитель, не занимается заводом. Он ушел в политику и управление политическими структурами. На сегодня это самое страшное для предприятия. Я как учредитель не доволен работой менеджера, который отличился очень неэффективным управлением. НТРЗ не только не развивается, но за последний год стал убыточным. Симченко использует наше предприятие только для личных целей и своего обогащения. Рано или поздно это приведет к ответу перед законом, с такими темпами не за горами уголовное дело. Придется завод закрыть и распродать. Я намереваюсь поставить точку в этом беззаконии и не дать разрушить производство.

— О каком беззаконии вы говорите?

— После моих претензий к Вячеславу к его неумелому менеджменту, он нанял государственную охрану и просто запретил пускать меня на завод. Обещал, что в начале 2015 года завод выйдет на прибыль. Но я уже вижу, что убытки растут.  После проведения своего личного расследования и разбирательства я понял, почему так произошло.

Да, будучи на предприятии, я бы обнаружил ворованные запасные части, некачественный ремонт и пропажу немалых сумм. Тем не менее, я и дистанционно смог отследить и установить, что сейчас для ремонта техники на НТРЗ начали использовать ворованные запчасти, в том числе и с госпредприятий.

Как оказалось, эта схема давно налажена, и наш завод уже долгое время использует ворованные и некачественные запчасти, которые устанавливает на тепловозы заказчиков. Более того, на территории предприятия находятся склады моей фирмы «Магистраль-Юг». В этих складах хранились закупленные фирмой запасные части (по последним данным, их осталось очень мало), за которые я должен заплатить налоги и отчитаться перед государством. Но, видимо, директора это не волнует. Он превратил все в свою собственность. Кстати, большинство станков, стендов, оборудования для ремонта на предприятии также являются собственностью «Магистраль-Юг».

— И как были выявлены эти подлоги?

 — Ко мне обратились из службы экономической безопасности Полтавского горно-обогатительного комбината. Они обнаружили, что качество ремонта их тепловозов на нашем заводе значительно упало, и требуют объяснений. Это не единственное обращение от заказчиков по такому поводу. Есть обращения и от Мариупольского комбината им. Ильича, и от Павлоградуголь, и от Енакиевского металлургического завода, которые входят в состав компании «Метинвест». Получается, Симченко их обманывает, а я объясняюсь.

— Каким образом в такой ситуации, как вы описываете, можно провести ремонт и заменить агрегаты на ворованные?

 — Упало качество ремонта из-за того, что он производится не в полном объеме. Часто вместо новых запчастей ставятся б\у. Так было с Полтавским ГОКом.  К примеру, берут высоковольтную камеру, собирают ее из старых запчастей, красят, придают товарный вид, а внутри —  все, отслужившее свой срок.  Допустим, те же тяговые в электродвигатели ЭД 118, которые должны проходить полный капитальный ремонт в объеме КР-2. На самом деле, в лучшем случае, проводится КР-1 или ТР-3. Стоимость ремонта и обслуживания этих узлов очень высокая. Наш завод  на этом экономит, обманывая заказчика и уменьшая в разы сроки эксплуатации этих агрегатов. Примеров можно привести много, это и старые электрические кабели, которым наводят марафет, и старые буксовые подшипники, осевые шестерни и т. д., это все выдают за новые запчасти.

— Для чего все это делается? Здесь какая-то схема заработка или экономии?

— Если бы завод зарабатывал, я бы получал дивиденды как учредитель. На самом деле действует обычная схема нечестных на руку руководителей. Запасные части, узлы и агрегаты на складе, которые принадлежат «Магистраль-Юг», устанавливаются на ремонтируемые тепловозы. Естественно, мне как владельцу этих запчастей никто не платит, хотя налоги я должен уплатить. Чтобы ремонт и замена подтвердились, на эти запчасти покупают пакет документов через фиктивные фирмы, так называемые конвертцентры. Такая же ситуация и с ворованными запчастями, купленными за наличные деньги. Таким образом можно избежать налогообложения и положить крупную сумму себе в карман.

— По сути — это воровство?

— Да. Выходит, собственность моего предприятия украли и продали по фиктивным документам. А с этого имущества я должен списать запчасти, заплатить налоги и получить прибыль. К тому же не получает налоги и государство, мы не можем развиваться дальше, как я всегда делал. Доволен только конвертцентр, получавший свою долю от афер и Симченко.

— За последнее время в Николаеве правоохранители прекратили деятельность многих таких фиктивных фирм по обналичиванию, значит, и сотрудничество Симченко с таковыми прекратилось?

— Не совсем так. Услуги по обналичиванию Симченко получал в одесской фирме. Туда переводились деньги, оплачивались проценты за услуги, то есть минимизировались налоги. В общем, ни Николаев, ни люди, ни я, как учредитель, денег не видели. Представьте, сколько выходило «экономии» для Симченко на ремонте одного тепловоза. Возьмем, к примеру, ремонт тяговых электродвигателей ЭД 118, о которых мы уже говорили. Разница между необходимым ремонтом КР-2 и делаемым на самом деле КР-1 примерно 55 тысяч гривен на одном двигателе. Всего таких двигателей восемь на одном тепловозе ТЭМ-7. Путем легкой арифметики понимаем, что чуть более четырехсот тысяч гривен отправляется в карман директору предприятия. Ежемесячно он обналичивал от полумиллиона до двух миллионов гривен. И снова таки, это обман наших заказчиков.

Не так давно на заводе побывали представители властных структур: прокуратура и областная налоговая для выемки документов. Какие-то документы им предоставили, какие-то нет. Попросту говоря — Симченко их послал. Видимо, люди обиделись и через неделю поехали на ту фирму, где он обналичивал деньги. Наша николаевская налоговая накрыла этот конвертцентр в Одессе. Получается, по цепочке деятельности Симченко отследили и фиктивную фирму. Я знаю, что после этого Симченко ездил в прокуратуру, шумел, злился на них. А потом при встрече мне заявил: «Я стану депутатом и всех их повыгоняю». За прошлый и этот год на него было открыто более трех уголовных дел.

— Что говорят по поводу деятельности сами работники завода?

— Большинство из них люди, с которыми я много лет проработал, которых я набирал на работу, вместе осваивали новые технологии, учились. А теперь они даже не загружены работой. В связи с аферами в ремонте тепловозов теперь некоторые цеха просто не нужны, так как директору легче купить где-то на стороне украденное, чем сделать свое качественное. Раньше «Магистраль-Юг» готовила многие запчасти, для этого есть много разных станков и обученные работники. Цеха, приспособленные для ремонта, не используются.  Сами рабочие говорят, что при мне они работали меньше и зарабатывали, а сейчас получают копейки. Такая ситуация сложилась и с дизелистами, и с ходовиками, и с компрессорщиками… У нас на заводе очень хорошие и опытные электрики, скажем так — на них молиться нужно, а они, как  и все, сидят на минималке.

Симченко себе обналичивает доход, а сотрудников обижает. Большинство работников, которых я обучал и воспитывал, со мной на протяжении многих лет. На то время, когда Слава появился в Николаеве, у меня уже были большие объемы производства, свой бренд. Когда-то я и его пригласил работать, а теперь он уволил часть этих людей.

— Тем не менее, от имени НТРЗ распространяется объявление о наборе на работу.

— Это афера, всего лишь пиар-ход под выборы. Люди звонят на завод и получают отказ. Симченко попросту обманывает людей. Если посмотреть кадровые вопросы на предприятии, то за последнее время он раз в пять больше сократил персонал, чем принял на работу.

— Вы сейчас фактически заявляете о преступлениях в экономической сфере. Как это отразится на заводе и на вас лично, как на партнере Симченко?

— На мне никак не отразится. Я всю жизнь развивал производство и имею стойкую репутацию за много лет. Лучше заявить обо всем сейчас. Пружина сжимается и потом может выстрелить. Мы потеряем клиентов, их доверие и свое имя. Мы можем прийти к еще худшему положению. Сейчас это нужно пресечь и быть честными с заказчиками. Симченко губит завод. На сегодня заморожено развитие производства, а это ведет к развалу предприятия. Я ему доверил НТРЗ, а он сделал из него место полит пиара и быстрого обогащения, наплевав на людей, на заказчиков, на состояние предприятия.

— Почему он так уверенно себя чувствует? Чем он прикрывается?

— Он прикрывается тем, что является главой городской провластной парторганизации и даже хвастается, что благодаря этому к нему не приходят проверяющие службы. Мол, для этого он и стал главой, чтоб всякие инстанции его боялись и не трогали. Для большей уверенности прикрывается именами первых лиц города и области. Более того, когда я начал ему говорить, что он идет неправильным путем и уничтожает наш завод, он вызвал меня на встречу. А встречаться со мной приехали представители криминального мира города. Они меня предупредили, что если у меня к Симченко будут какие-то настойчивые требования, то у меня «отожмут» мое имущество и мою долю в заводе.

— Вы так долго молчали об этом? Почему?

— Не забывайте, с некоторых пор мне, совладельцу, вход на завод закрыт. Но я все-таки разобрался и смог провести ревизию деятельности директора. Теперь у меня на руках результаты в цифрах и подтверждение каждого моего слова. Вплоть до сумм обналичивания за каждый месяц. Нарушения можно перечислять долго. Просто уже накипело. Я не хочу, чтобы завод угробили. Этот человек не умеет управлять и строить. Я как учредитель разочарован таким горе-управленцем.

— Если Симченко окончательно развалит предприятие, как вы думаете, что он будет делать потом? Как он будет продолжать спокойно жить в Николаеве?

— Он всегда считал Николаев второсортным городом и положительно о нем не высказывался. Он одессит. За шесть лет работы в Николаеве он так и не смог его полюбить, оставаясь патриотом только Одессы. Здесь его ничего не держит. А уж тем более не волнуют проблемы города и горожан.

— Спасибо, успехов в борьбе за справедливость.

Интервью записала Галина Маркова

Источник: news.pn

 

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code