Житель Николаевщины уже восемь месяцев доказывает, что получил ранение в зоне АТО, а не травму «на производстве»

Перегляди: 313

55-летний житель смт Первомайское Жовтневого района Николаевской области Николай Галай, вернувшись из зоны АТО, уже восемь месяцев пытается доказать, что получил ранение именно во время боевых действий, а не, как ему написали в медицинской справке в днепропетровской больнице, что это «несчастный случай на производстве»

Об этом рассказал сам Николай Галай в комментарии журналистам Преступности.НЕТ.

По словам военнослужащего, когда начались военные действия на востоке страны он пришел в военкомат с просьбой взять его служить. После того, как ответа долго не было, Галай принял решение идти добровольцем и записался в батальон «Донасс». Летом 2014 года он попал на фронт.

— Весна 14 года. Мы все помним, что тогда происходило. В каждом городе начались действия, которые могли привести к захвату. Я, как мужчина, патриот, пошел обратился в военкомат. Сказал, что у меня есть оружие, что я не против, что я служил в армии советской сержантом. Сказали ждать, а действия происходили такие, что армии не было, — рассказал Галай.

— Когда я понял, что не очень кто-то спешит призывать куда-то и что все это непонятно как закончится. Поехал добровольцем. В конце июля, начале августа я присоединился к батальону «Донбасс». Находился в городе Попасная, Луганской области. Там был написан мой рапорт и там я получил оружие.

Как рассказывает военный, после этого батальон был переведен в Курахово, а оттуда был отправлен на штурм Илловайска. По словам Галая, 12 августа в Курахово приезжали представители Национальной гвардии и воинской части 3057, к которой был приписан батальон. Тогда, вместе с другими новыми добровольцами Галай написал рапорт о приеме в Национальную гвардию, который забрали в Киев.

Под Илловайском, во время артиллерийского обстрела, Галай получил ранение бедра. Лечение заняло около трех месяцев. Военный прошел лечение в трех больницах в Днепропетровске, а после этого в больницах Николаева — в Соляных и Дубках.

— В октябре, спустя год и два месяца фактически пребывания в АТО, я демобилизовался по состоянию здоровья, не получив никаких документов от части, в которой я служил. Мне пришлось все делать самому. Я шесть раз ездил в Киев, в подразделение Национальной гвардии прежде чем получил участника боевых действий. С воинской части 3057, в которой я служил в Мариуполе, когда я уходил, я вообще не получил никаких справок, что там служил, — рассказывает Галай.

При этом он рассказывает, что его случай не единичен. И приводит в пример сюжет одного из телеканалов, на котором его сослуживцы обсуждают подобную проблему с получением необходимых документов. По мнению военного сложность с получением статуса участника боевых действий связана с тем, что его получили многие из тех, кого никогда не было в АТО.

— Сейчас я уже понимаю, что если давали кому-то, скажем, участника боевых действий тем, кто там не был, то кому-то кто был – не давали, так как должно было быть какое-то количество. И вот уже восемь месяцев я хожу добиваюсь признания, что я получил ранение именно во время боевых действий, а не так, как мне написали в медицинской справке из Мечникова, что это «несчастный случай на производстве», — считает Галай.

Также он рассказывает, что пока он находился в больнице, все документы были изъяты.

— Документы были в Курахово изъяты, пока я лечился, рапорта, которые я в воинскую часть писал тоже спрятаны. У меня нет никаких документов о том, что я там был и что именно во время боевых действий получил ранение. Есть только нотариально заверенные свидетельства моих сослуживцев, которые подтверждают, что я там служил. Только на основании этого суд признал, что это так. И вот сейчас я с этим решением суда продолжаю борьбу с властью, чтобы получить компенсацию за ранение и признания того, что я там был, — рассказывает военный.

Более того, вернувшись домой, военный едва не получил срок за «незаконное хранение оружия».

— У меня охотничий карабин, удостоверение есть. Оружие я купил в магазине, все оформил законно. Когда я уходил в АТО, то сдал его на хранение в Жовтневое РОВД. Пока я там был у меня закончилось это разрешение и оно находилось неизвестно где. В Донецкой прокуратуре где-то. Здесь против меня открыли уголовное дело за то, что у меня дома патроны были от этого карабина. Только благодаря помощи адвоката удалось все решить. Если бы я сам продолжал это все решать, то у меня вряд ли удалось чего-то добиться, — считает Галай.

На данный момент времени Николай Галай проходит медицинскую экспертизу и собирает все возможные справки, которые помогут ему доказать, что в 2014 году он находился в зоне АТО и ранение, он получил не на «производстве», а в зоне проведения военных действий.

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code