Жизнь по-новому. 7 реформ, которые критически важно реализовать уже в этом году

Перегляди: 341

За два прошлых года сделано больше, чем за 23 предыдущих. Но начатые реформы пока не стали необратимыми

Фокус выделил семь задач для власти и общества, которые критически важно выполнить уже в этом году.

По версии экспертов Индекса мониторинга реформ (общественного объединения іМоРе), пять самых важных изменений прошлого года — в порядке убывания — это открытие свободного доступа к госреестрам, повышение прозрачности использования средств бюджета, приведение тарифов к экономически обоснованному уровню, начало работы Национальной полиции и реформа госзакупок. При этом, если устроить подобный опрос на улице, реформой, скорее всего, назовут разве что появление новой полиции, но большинство будет жаловаться на то, что жить стало хуже.

В 2014–2015 годах изменения к лучшему, пускай даже направленные на далёкую перспективу, были. Особенно если сравнивать эти два года с периодом 1991–2013 годов. Почему эти изменения не заметило общество? Причин несколько. Первая, пожалуй, лежит в области психологии: сложно радоваться открытию госреестров, если твоя неиндексированная зарплата потеряла едва ли не половину покупательной способности. Вторая причина — отсутствие внятной информационной политики и обратной связи. Даже те реформы, плодами которых могут воспользоваться обычные граждане, известны единицам. Это, кстати, наверное, самая большая претензия к де-факто несостоявшемуся Министерству информационной политики. Третья причина вполне объективна — прошло слишком мало времени, чтобы количество изменений перешло в понятное гражданам улучшение качества жизни.

2016-й может стать ключевым для новой власти и страны в целом — либо пан, либо пропал

Наконец, последняя причина в том, что общество — именно общество, а не 5–10% активных его представителей — в реформах никак не участвует. Например, люди продолжают давать взятки «решалам» в Центрах предоставления услуг, связанных с использованием автотранспортных средств, которые созданы на базе ликвидированных МРЭО. В таких центрах действительно пока ещё трудятся старые кадры, саботирующие новые порядки, ведь они продолжают работать в связке с «решалами» (явная недоработка реформаторов от МВД). Но здесь вполне уже можно обойтись и без взяток, решив все вопросы официально за пару часов и без переплат — в таких центрах всё же больше тех, кто добросовестно исполняет свои обязанности. Проверено на практике.

Безучастие украинцев — это привычка к патернализму, оставшаяся со времён Совка, но также и отсутствие всё той же обратной связи.

2016-й может стать ключевым для новой власти и страны в целом — либо пан, либо пропал. Фокус выделил семь направлений реформ, которые критически важно реализовать уже в этом году с тем, чтобы их количество перешло в качество.


1

Завершение реформы полиции

Реформа МВД стала одним из самых удачных проектов новой власти. Там, где новые полицейские приступили к патрулированию, уровень доверия к ним в разы превышает аналогичный показатель доверия к милиции — как по опросам общественного мнения, так и по росту количества обращений граждан. Однако «самая успешная реформа», как окрестили её СМИ, пока далека от завершения. С одной стороны, менее чем за три месяца со дня вступления в силу Закона «О Национальной полиции» новые патрульные уже работают в восьми городах Украины, в четырёх — штат полицейских полностью укомплектован людьми, прошедшими специальное обучение, ещё в 15 городах полицейских отбирали на конкурсе. Но всё это лишь вершина айсберга. Главный риск — в переаттестации бывших милиционеров, которая идёт в настоящее время. Дело в том, что документы на переаттестацию готовят непосредственно бывшие милицейские начальники, временно исполняющие свои должностные обязанности уже в качестве полицейских. В итоге среди претендентов на заочную переаттестацию (то есть переход из милиции в полицию без собеседования и полиграфа) иногда попадаются такие одиозные персонажи, как снайпер третьей роты киевского Беркута, разгонявшей Майдан. Это, кстати, реальная история, рассказанная одним из общественников, входящих в состав комиссии по переаттестации. Благодаря усилиям его и его коллег упомянутый кандидат всё же отправился на собеседование. Главное, чтобы в 2016 году аналогичным образом были рассмотрены дела почти 200 тыс. остальных экс-милиционеров.


2

Налоговая реформа

Скандал с налоговой реформой, разразившийся в конце прошлого года, можно считать завершившимся вничью. Минфин, собиравшийся кардинально «закрутить гайки» малому и среднему бизнесу, пошёл на уступки, но и снижения налогов, которое предлагал профильный комитет ВР, не произошло. Упрощенцев пока оставили в покое (правда, снизив максимальный оборот, при котором можно работать на упрощённой системе налогообложения, и повысив единый налог для некоторых видов бизнеса). Плюс значительно повышены акцизы на алкоголь, существенно снижен «зарплатный» ЕСВ и несколько повышен подоходный налог, но в целом налоговая система не претерпела существенных изменений. Хотя в реформах она нуждается не меньше, чем система МВД.

Другое дело, что снижение налоговых ставок в стране, по сути живущей за счёт финансовой помощи международных кредиторов, сложно назвать своевременным. А вот изменение подходов к работе Государственной фискальной службы, на которую больше всего жалуется бизнес, действительно необходимо. Простой пример: по данным бизнес-омбудсмена Альгирдаса Шеметы, из нескольких десятков госорганов, регулирующих деятельность бизнеса, именно на работу налоговиков поступило больше всего жалоб: 222 за полгода. По этому показателю фискальная служба далеко опередила даже таких «монстров» госрегулирования, как прокуратура (37 жалоб) и Минюст (34). Налоговое ведомство создавалось одиозным Николаем Азаровым. И несмотря на изменения в стране, идеологию своей работы не поменяло. На первом плане остаётся не обслуживание бизнеса — ГФС продолжает оставаться карательным органом.

Налоговой нужны реальные реформаторы в высшем руководстве,конкурсный набор нового фронт-офиса, непосредственно работающего с бизнесом, затем переаттестация среднего звена — в общем всё то, что было сделано в полиции. Плюс нужно кардинально упростить администрирование налогов и лишь потом их снижать — только в этом случае можно рассчитывать на детенизацию экономики. Тут, кстати, напрашивается ещё одна аналогия с реформой полиции — она началась не с новых Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов.


3

Борьба с коррупцией

По факту большинство резонансных антикоррупционных дел прошлого года завершились ничем — кто-то из задержанных чиновников отпущен под залог, кто-то (и зачастую вполне удачно) пытается спустить собственное дело на тормозах, а некоторые и вовсе отделались едва ли не оправдательным приговором. Слабое объя­снение этому — не до конца сформированные (в прошлом году) антикоррупционные органы.

С одной стороны, для реальной борьбы с коррупцией сделано немало. В 2016-м заработает новый закон о госслужбе с конкурсным отбором, переаттестацией и повышенными зарплатами для госслужащих. Несмотря на попытки депутатов-оппозиционеров сорвать внедрение электронного декларирования имущества для госчиновников, этот механизм всё же начнёт действовать уже в этом году, что в теории значительно сузит возможности для незаконного обогащения за счёт высоких должностей и бюджета.

С другой стороны, для реальной борьбы с коррупцией нужны конкретные дела против коррупционеров, завершающиеся обвинительным приговором суда. Но для этого нужно, чтобы в полную силу заработало Национальное антикоррупционное бюро (пока процесс тормозится из-за отсутствия надзорных структур в Генпрокуратуре), должна быть закончена чистка самой ГПУ (что маловероятно, пока там работают старые кадры) и проведена реформа судебной системы с реальной люстрацией судей-коррупционеров. Всё перечисленное пока буксует, но вероятность позитивных изменений всё же есть. На бескомпромиссной борьбе с коррупцией настаивают международные финансовые доноры Украины, и к ней же привязаны многие «пряники» из соглашения об ассоциации с ЕС, включая безвизовый режим.

В конце концов, если не искоренить коррупцию, в Украину не придут инвестиции (именно коррупцию международные компании называют основным препятствием для инвестирования в нашу страну), а без них украинской экономике просто не выжить.


4

Искоренение бюрократии

Одно из несомненных достижений новой власти — борьба с бюрократией. Уже в 2016 году количественные изменения в этой сфере вполне могут перейти в качественные. По факту к концу прошлого года около 20% справок и прочих документов, находящихся в ведении Минюста, уже можно было получить в режиме онлайн. В пилотных регионах — в первую очередь в Днепропетровской области — этот перечень дополнился 115 услугами, от регистрации авто до выдачи загранпаспорта или оформления субсидий. При этом в ближайшее время волонтёрский проект iGov Дмитрия Дубилета планирует добавить к ним ещё 42 услуги, а в среднесрочной перспективе — 922. Многие из них будут доступны в режиме онлайн в большинстве областных городов Украины уже в следующем году.

В 2015-м были открыты электронный Госреестр имущественных прав на недвижимость и земельный кадастр — раньше информацию из них можно было получить лишь по запросу и на платной основе.

Наконец, с 1 апреля 2016 года начнётся окончательный перевод госзакупок в электронную форму — к 1 августа на автоматический режим должны быть переведены все тендеры. С одной стороны, это избавит и покупателей, и продавцов от муторной процедуры проведения тендеров. С другой — будет иметь едва ли не самый большой из всех реформ эффект экономии. Исходя из результатов тестирования системы в 2015-м, заместитель министра экономического развития и торговли Максим Нефьодов прогнозирует, что в 2016 году е-закупки сэкономят госбюджету минимум 5 млрд грн, а в 2017-м — 50 млрд грн. Для сравнения: последняя цифра покрывает почти половину дефицита Пенсионного фонда.


5

Продолжение реформ в армии

Два года назад у страны практически не было армии, год назад она держалась на одних волонтёрах, а сейчас представляет собой одну из наиболее боеспособных армий в Европе. Правда, если копнуть чуть глубже, реальные реформы ограничиваются ростом боеспособности передовых подразделений и кардинальным улучшением снабжения. Вот как описывает в своём Facebook ситуацию со снабжением по результатам предновогоднего «аудита» имущества коллега-журналист, младший лейтенант одного из подразделений ВСУ: "Спонтанный осмотр устроили после очередного ТВ-сюжета, в котором солдаты жаловались, что ВСУ никак не обеспечили бойцов обмундированием. На удивление, проверка показала не про**ы тыловиков, а халатность солдат. Не один и не два тупо отправили форму/берцы домой, несколько инициативно пропили выданное, а кое-кто держал в загашнике «на отпуск». По словам офицера, снабжение армии, хоть и с задержками, чехардой и ошибками, всё-таки налажено. Произошло это в основном усилиями волонтёрского десанта в Мин­обороны — причём в нынешнем году система снабжения будет усовершенствована, а документооборот переведён в электронный формат.

Приведённый пример обнажает как минимум три проблемы, которые необходимо будет решить в самом ближайшем будущем. Первая, как это ни печально, — низкое «качество» призванных в последних волнах мобилизации. Что стало следствием ещё одной проблемы — непрофессионализма армейского руководства, особенно в тылу, начиная со среднего командного звена, к которому относятся как военкомы, так и бюрократы в структурах Генштаба и МО. И, наконец, третья проблема — отсутствие мотивации служить, ведь армия продолжает балансировать между формированием по добровольному, контрактному, мобилизационному и призывному принципу. Зачастую не учитывая интересов и не обеспечивая весомых соцгарантий ни одной из перечисленных категорий.


6

Контроль над ценами и тарифами

Снижение ВВП на 6,8% в 2014 году и более чем на 10,3% в 2015-м, девальвация гривны привели к рекордному падению доходов украинцев. Если к этому добавить рост тарифов ЖКХ, ситуация с покупательной способностью будет едва ли не хуже, чем в начале 1990-х. При этомабсолютное большинство населения уверено в, мягко говоря, несправедливом повышении тарифов и цен.

Цены на многие потребительские товары действительно завышены. Ещё хуже обстоят дела с тарифами: поставщики без лишних сомнений закладывают в них «инвестиционную составляющую», которая на самом деле маскирует оплату потерь из-за плачевного состояния коммуникаций. В итоге даже самый продвинутый экономист не сможет внятно объяснить, почему платёж за отопление одинаковых по площади квартир в одном и том же городе может отличаться в разы. Антимонопольный комитет должен вплотную заняться ценообразованием монополистов и отслеживать ценовые сговоры на потребительских рынках.

Впрочем, с лета этого года влиять на тарифную политику смогут сами украинцы — по закону до июля жильцы и домовладельцы должны создать объединения собственников (см. стр. 20), выбрать управителя или дождаться его назначения городской властью. Это означает возможность выбора поставщиков коммунальных услуг и со временем должно привести к пересмотру договоров с ними, и таким образом заработает механизм саморегуляции тарифов.


 7

Обратная связь

10 января премьер Арсений Яценюк выступил с 13-м телеобращением к украинцам. Темы — платёжки за отопление, субсидии, цена на газ, температура в квартирах — были выбраны идеально. Слова сказаны правильные. Реакция, по крайней мере в соцсетях, практически на 100% отрицательная.

Проблема даже не в том, что для большинства населения именно премьер стал олицетворением ухудшения их благосостояния. Пожалуй, самое большое раздражение вызвала фактическая невозможность воспользоваться его правильными советами: дозвониться в ЖЭК или теплокоммунэнерго, чтобы включили отопление, вытребовать комиссию, которая должна прибыть за 72 часа, или добиться перерасчёта платёжки за отопление, если температура в квартире ниже 180С. Похоже, что-то такое подозревал и премьер, поскольку под конец выступления попробовал достучаться до тех, кто непосредственно должен всё это обеспечить. «И я в который раз хотел бы обратиться к представителям органов местного самоуправления и к местным руководителям. Общайтесь с людьми, — попросил премьер. — Это ваша работа. Поясняйте, как можно пересчитать тариф, как можно использовать социальную норму газа, к кому обратиться, чтобы возобновить тепло- и газоснабжение, кто отвечает за расчистку снега. Потому что это прямая компетенция и ответственность органов местной власти». С компетенцией всё правильно, а вот с ответственностью Арсений Яценюк, пожалуй, слукавил. Её в случае с ЖЭКами, теплокоммунэнерго и прочими местными руководителями просто нет. И это подтвердит любой, кто пытался к ним дозвониться.

Кстати, любопытно, каким был бы рейтинг премьера, если бы в конце выступления он назвал телефон, скажем, своей личной, премьерской горячей линии и контролировал отработку поступивших на неё жалоб. На самом деле это не утопия — подобные механизмы работали в переходный период в Польше, Сингапуре и во многих других странах.

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code