«Зрада» по-страсбургски: что осталось и что вычеркнули из текста украинской резолюции

Перегляди: 288

Парламентская ассамблея Совета Европы в среду приняла резолюцию о состоянии демократических институтов в Украине

Это – главный документ для стран, находящихся под мониторингом ПАСЕ (Украина – одна из таких). Мы проходим мониторинг регулярно. Главная идея – понять, стало ли в Украине больше демократии или меньше, но дьявол – в деталях, и за эти детали в Страсбурге ведется нешуточная борьба.

Одобрение мониторинговой резолюции всегда сопровождалось бурными эмоциями, обвинениями и оправданиями; подножками врагов и помощью друзей. А еще – внутренними украинскими противоречиями, которые депутаты традиционно выносят на уровень ПАСЕ.

Но в январе 2017-го борьба за мониторинговый отчет была особенной, а Украине пришлось отражать атаки нового типа.

Правда, мнения по поводу успешности этой миссии разделились.

«Важно, что антиукраинские поправки были отклонены Ассамблеей», – сообщил МИД поздно вечером 25 января, когда документ наконец одобрили. "Это однозначно «зрада», которую будут выдавать за якобы «перемогу», – возразил им представитель радикальной партии Андрей Лозовой.

Так что же произошло в Страсбурге? «Европейская правда» разобралась в деталях голосования и прочла резолюцию после внесения всех правок.

Без России

Три дня назад казалось, что январская сессия ПАСЕ станет для украинской делегации едва ли не самой простой за последние годы.

Российская делегация – то есть главный противник – снова отказалась ехать в Страсбург, а без них количество оппонентов Киева стремительно падает.

В первые два дня даже казалось, что все проблемы позади и обсуждение украинского вопроса (включая войну с Россией) превратилось в «игру в одни ворота».

Первая резолюция, касающаяся Украины – о давлении на СМИ и журналистов по проекту Владимира Арьева – была утверждена во вторник без каких-либо проблем для Киева. К документу подали 25 правок, но ни одна из них не содержала ни слова критики в адрес Украины.

Но уже в среду ситуация радикально изменилась.

Мониторинговый отчет по Украине атаковала так называемая группа «друзей России» в ПАСЕ – депутаты от леворадикальных партий во главе с немецким коммунистом Андреем Гунько. Они подали восемь поправок, которые радикально меняли документ – вплоть до утверждений о гражданской войне в Украине.

В дополнение к этому две правки внесла депутат от Оппоблока Юлия Левочкина – она предложила признать нарушение прав оппозиции в Украине и заставить власть дать оппозиционным силам несколько контрольных постов в парламенте.

Хотя и после регистрации этих поправок ситуация не казалась катастрофической. Группа Гунько не пользуется таким уж большим влиянием в Страсбурге. Поэтому казалось – кто же их поддержит?

Но реальность оказалась иной.

Путем коммунизма

Уже позже, когда резолюция была принята и страсти немного улеглись, Арьев в кулуарах Дворца Европы поделился с «Европейской правдой» своими размышлениями об источниках поддержки Москвы.

«Конечно, есть часть тех, кто сознательно работает с РФ – например, Гунько, который спокойно ездит на оккупированные территории (СБУ уже внесла немецкого депутата Гунько в список тех, кому запрещен въезд в Украину. – ЕП).

Но большинство наших оппонентов не являются лоббистами Кремля, то есть работают не за деньги – на них просто влияют, находят каналы влияния, искажающие представление об Украине. Мы работаем с ними, но появляются новые и новые», – поделился руководитель украинской делегации.

К слову, один из таких «каналов влияния» украинские журналисты и депутаты могли воочию увидеть возле пленарного зала ПАСЕ. Для общения с депутатами в Страсбург приехал... Петр Симоненко. Лидер украинских коммунистов формально был членом ПАСЕ 19 лет подряд, но последние лет 10 вместо него в ассамблее работал другой коммунист, Евгений Мармазов. Но после того, как коммунисты вылетели из ВР, Симоненко стал постоянным гостем в Страсбурге в дни, когда здесь проходит сессия.

Но вернемся к резолюции. Размышления Арьева про друзей и «друзей» были позже. А в среду днем, за полчаса до начала рассмотрения украинского вопроса, у него было совсем другое настроение – раздраженное и встревоженное.

«Представьте только, они хотят провести довыборы в Верховную раду в ОРДЛО! Как так?!» – возмутился депутат,

выйдя из зала, где проходило закрытое заседание Мониторингового комитета (МК) ПАСЕ.

МК является влиятельной структурой в ассамблее, он утверждает финальные предложения к мониторинговым резолюциям. В его состав входят только опытные, авторитетные в своих политгруппах депутаты. Заседания МК проходят в закрытом режиме, на них не допускают даже представителей секретариата ассамблеи. А поддержка какой-либо правки со стороны мониторингового комитета, как правило, обеспечивает ее поддержку в зале.

Но в украинском случае все пошло не по плану.

Мониторинговый комитет не отверг предложения Гунько, как надеялись украинские депутаты, а «творчески доработал их», местами даже ухудшив формулировки, утвердив поправки, внесенные «с голоса» докладчиками по Украине – Акселем Фишером (Германия) и Хорди Шуклой (Испания).

Так в тексте, поддержанном членами МК, появилась норма о «скорейших довыборах в ВР на Донбассе». И не только она.

Еще Украину хотели призвать к «пересмотру закона о декоммунизации» и отмене запрета Компартии.

И наконец, третья норма, которую поддержал МК и которая вызвала конфликт – о правах оппозиции. Ее предложила Юлия Левочкина, требуя отдать оппозиционным политикам больше должностей в ВР.

"У нас оппозиция – это также «Самопомощь» и «Батькивщина». У оппозиции уже есть свой вице-спикер и председатели комитетов ", – возражал Арьев. Но Левочкина апеллировала к тому, что эти две фракции получили должности, еще когда были частью коалиции, а Оппоблок остался без портфелей.

Можно только представить, как сложно было разобраться в украинских баталиях представителям других стран в ПАСЕ.

В итоге пленарный зал отклонил почти весь текст, который продвигала Левочкина, оставив лишь фразу о необходимости «обеспечить плюралистическую политическую среду, в которой политическая оппозиция может в полной мере выполнять свою демократическую роль».

Противоречия между украинскими депутатами не добавили Украине очков и в вопросе выборов на Донбассе. Так, Юлия Левочкина, которая является членом МК, заверила «Европейскую правду», что в предложенной с голоса норме «нет проблем, там нормальное предложение». А Вадим Новинский, услышав от нее об этом предложении уже после заседания комитета, не только поддержал идею выборов, но и полушутя обратился к коллеге по фракции: «А может еще убедить их в Крыму объявить выборы? Ты представляешь, сколько тогда в ВР будет Оппозиционного блока?»

Болт процедурный

Поправки и дополнения к резолюции, которые вносятся на заседании комитета – вещь привычная. Кто-то оспаривает формулировку докладчиков, кто-то подправляет терминологию, кто-то добавляет свежие данные о событиях последних недель.

Поправки подают не позднее чем за сутки до голосования, собирают под них голоса, обсуждают в политических группах и на неформальных встречах.

Но спецификой нынешней резолюции по Украине стало то, что она не ограничилась традиционными письменными поправками. В ПАСЕ для исключительных случаев есть также механизм устных поправок и подпоправок. Украинская резолюция стала первой за почти 10 лет работы автора в ПАСЕ, где этот механизм использовали по полной.

Устные поправки, которые подает мониторинговый комитет, задуманы для того, чтобы уточнять формулировки, но не в нашем случае.

До пленарного зала дошли восемь устных поправок, часть из них звучала так «заменить пункт №... новой редакцией».

По сути, эти нормы коренным образом меняли резолюцию, причем подготовиться к ним не было возможности. В частности, именно в этих поправках были сформулированы нормы о выборах на Донбассе и отзыве запрета Компартии.

Поэтому все силы украинской делегации были брошены на то, чтобы «срезать» их.

Все депутаты от крупнейшей группы, ЕНП, получили СМС с просьбой не голосовать за поправку о выборах. Параллельно украинцы начали договариваться с другими депутатами, чтобы вообще заблокировать рассмотрение проблемных норм. Для этого нашли регламентное правило: если во время оглашения устной поправки в знак протеста встанет больше 10 депутатов, эта поправка считается отклоненной и рассматривать можно только письменную ее версию.

А поскольку в письменной версии «Гунько и компания» предложили совершенно неприемлемые нормы, принять ее не представлялось возможным.

Именно так и произошло.

«Против нас применили новую процедурную технологию. Но на каждую хитрую процедуру найдется процедурный болт», – образно обрисовал слушания в ПАСЕ Владимир Арьев в своем Facebook.

Особый статус Донбасса

На первый взгляд, можно говорить о победе, но...

Из 12 присутствовавших на заседании депутатов от Украины резолюцию поддержали лишь шестеро. Четверо воздержались, а двое – Андрей Лозовой (РПЛ) и Елена Сотник («Самопомощь») – проголосовали против.

А Лозовой, выйдя из зала, обвинил своих коллег в предательстве Украины.

«В пункте 4.1 проекта Резолюции четко указано требование к Украине выполнять Минские соглашения относительно изменений в Конституцию, которые предусматривают скрытый в децентрализации особый статус Донбасса. Для еврохолуев Путина наше государство окончательно стало разменной монетой в торгах с Кремлем... Согласно этой резолюции ПАСЕ сепаратисты, которые погибли в Одессе 2 мая 2014 года, приравнены к Героям Небесной Сотни», – изложил Лозовой свои аргументы, написав о «расколе в украинской делегации».

Слова о расколе, правда, в итоге не подтвердились. Украинская делегация, за исключением Лозового и представителей Оппоблока (их в Страсбург приехало аж двое, Левочкина и Новинский; первая работала в комитетах, а второй выступал в зале), в течение почти получаса спорила под дверью сессионного зала и, в конце концов, похоже, пришла к общему мнению о том, что резолюция все же приемлема.

Борислав Береза, который воздержался при голосовании, в присутствии Владислава Голуба (также воздержался) и Сергея Власенко (по его квоте голосовал Сергей Соболев, воздержался), записал видеоролик, в котором заявил, что резолюция хорошая и проблем, на которые указывает Лозовой, в ней нет.

Но факт остается фактом: мысли о документе разнятся. Так что стоит разобраться самим.

Итак, о чем говорится в принятой резолюции? Процитируем пункт о конституционной реформе, который так возмутил Лозового.

«Ассамблея признает, что принятие данного раздела привязано к прогрессу в выполнении Минских протоколов. В связи с этим Ассамблея выражает надежду, что прогресс в исполнении Минских протоколов всеми подписантами, особенно Россией, позволит принять изменения в Конституцию уже в ближайшее время» (выделение ЕП).

Следовательно, можно сразу утверждать, что Лозовой написал неправду: «требования к Украине», о котором он пишет, в решении нет. «Ассамблея выражает надежду» – это наиболее нейтральный термин, который можно применить в этом контексте, и это точно не требование.

Но главное даже не это.

Всего три месяца назад, на октябрьской сессии ПАСЕ, уже выносилось решение по Украине, в котором звучала значительно более жесткая риторика. Тогда ассамблея «настаивала на эффективном выполнении Украиной дополнительных мер... включая конституционную реформу в части децентрализации» (пункт 11.3 документа). Обратите внимание: настаивала на проведении реформы без каких-либо намеков на ее отсрочку.

А теперь сравним с нынешней резолюцией: ассамблея выражает надежду, что реформа будет проведена после выполнения «Минска», прежде всего российской стороной.

Примечательно, что осенью 2016 года представители РПЛ не говорили о «предательстве».

Мы не знаем, почему «радикалы» сменили риторику, но можем утверждать, что сейчас Лозовой говорит неправду.

То же самое касается тезиса о том, что бойцов «Небесной сотни» приравняли к сепаратистам. Это тоже откровенная ложь.

Текст принятого документа: «Ассамблея приветствует прогресс, достигнутый в расследованиях, и повторяет призыв к властям расследовать насильственные смерти во время Евромайдана, а также события в и вокруг Дома профсоюзов в Одессе в соответствии с рекомендациями Международной консультативной группы Совета Европы». Все, ни слова больше

Надо иметь очень развитую фантазию, чтобы увидеть здесь приравнивание одного к другому. И надо иметь короткую память, чтобы забыть, что в 2016-м в решении ПАСЕ был точно такой же призыв, только без упоминания о «прогрессе» (см. п. 11.5).

Но, к сожалению, Радикальной партии показалось интереснее раздувать «зраду» там, где ее нет.

Жаль только, что такие скандалы на международных площадках не идут на пользу Украине.

Источник Европейская правда

Tweet about this on TwitterShare on FacebookShare on Google+

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code